Весной 1863 года

Весной 1863 года в Восточное Забайкалье пришла беда. «10 марта. Утром с востока дул небольшой ветерок; с полудня разыгралась буря столь сильная, что порывистой силой своей как будто хотела разрушить все устроенное на земле, по временам вместе с песком и пылью… 12 марта. Холод ужасный, ветер тоже, но первых дней немного послабее. Слышно, что в бурю вырвавшийся откуда-то напольный огонь опустошил самые лучшие корма и все почти сено у жителей с Кубухая до Могойтуя. Огонь при ветре так быстро перебегал, что не успели собрать одну юрту, которая и была жертвою, и вместе с нею пастушеский ребенок,» — записал в своем дневнике зауряд-офицер Прокопий Белокопытов, служивший тогда в Чинданте. В селениях по Унде и Талангую казаки наблюдали такую же картину: крайне сухая погода, безжизненные, почерневшие поля и леса, повсюду палы, в воздухе дым и смрад.

В конце апреля Прокопий Белокопытов записал: «Чиндант весь объят мраком… густой дым обложил весь горизонт. Ужасная весна! Везде напольные огни, редкий день нет ветра, холод, нет ни снега, ни дождя. Засуха не дает пахать…» И позже, примерно через месяц: «…земля оделась сухою твердою коркою от жары и засухи, земледелие совершенно остановлено; было немного дней, в которые сберутся облака, понесутся дождевые тучи, но вдруг… возьмутся вихри и ветер – все разлетится и исчезнет. Скоты сухи, зелень вовсе отказалась показываться на земле».

Ундинцам и талангуйцам угрожала массовая гибель скота. По селам начала распространяться «тифозная горячка», от которой умирали семьями. В конце апреля — начале мая несколько казаков 7-го пешего батальона отправились на север, в селение Торгинское, на поклонение чудотворной иконе Знамения Божией Матери. По их просьбе икона в мае была привезена на Унду, и ее пронесли по всем батальонным селениям. «Когда же Святая Икона была несена к ним, то малые и старые, все бежали во сретение Ей, и падали пред Заступницею с молитвою о ходатайстве за грешных. И что же? Лишь только обнесли по селениям Икону, Господь послал на землю благотворный дождь сряду в течении трех суток…»

В Чинданте дождь начался 9 июня: «Сегодня кругом слились морока и пошел самый великолепный дождь – тихий и теплый; природа с первым падением его уже оживляется… 10 июня. Тоже дождь с небольшими периодами, как будто жаждущей земле дает упиться желаемой водою. Природа быстро изменяет свой грустный вид… жители оживляются деятельностию: начинают возить на поля сохи и бороны, чтобы сеять гречу, надежда на урожай заступает вместо отчаяния».

«Вся природа ожила — и поля, и луга, и леса позеленели, огни погасли, всюду распространился благотворный воздух». В дневнике Прокопия Белокопытова такие же чувства: «Все показывает вид радости! Правда, есть чему и порадоваться: в эти два дня упало на землю миллионы богатства».

Чуть позже ундинские казаки через командира 7-го пешего батальона старшину Ивана Семеновича Рика отправили прошение в Иркутск — они желали «в память избавления от явной смерти» дать обет ходить в селение Торгинское каждый год и к 15 мая приносить оттуда на Унду чудотворную икону-«росодательницу». 26 августа архиепископ Иркутский и Нерчинский Парфений благословил казаков на выполнение обета, и сообщение об этом напечатали в новой газете «Иркутские епархиальные ведомости».

Обет ундинцы исполняли долгое время — в середине 1880-х в газете «Сибирский вестник» сообщалось, что икону часто носили по приходам, расположенным в том числе по Унде. Торгинская икона Знамения Божией Матери, как было установлено недавно А. Литвинцевым, была старинным списком со знаменитой Абалакской иконы, однако увидеть свидетельницу забайкальских бедствий 1863 года сейчас невозможно — икона исчезла в Нерчинске в конце 1930-х годов.

Абалакская икона Божией Матери. Источники изображения: drevo.pravbeseda.ru; wikimedia.org

Записки забайкальских казаков XIX века: Белокопытов П. В. Дневник; Раевский Ю. В. Путевые записки / Н. П. Матханова; Институт истории СО РАН; ГАИО. – Новосибирск, 2016. — С. 64-65.

Литвинцев А. Ю. Загадки албазинской святыни // Сретенск / Гл. ред. К. К. Ильковский; отв. ред. Н. Н. Константинова, О. Ю. Черенщиков. – Чита: ЗабГУ, 2014. – С. 68-73.

Литвинцев А. Ю. Торгинская святыня // Хронограф: Забайкальский исторический журнал. — 2015. — № 6. — С. 3-9.

Удовлетворение обета // Иркутские епархиальные ведомости. — 1863. — № 37.

Мой комментарий