Газета «Иркутские епархиальные ведомости», 1863 год

№ 1 (1 января)

Указом Святейшаго Правительствующаго Синода от 23-го октября 1862 года, согласно представлению Его Преосвященства, Преосвященнейшаго Парфения, Епископа Иркутскаго и Нерчинскаго, разрешено с сего 1863 года издание в Иркутске Епархиальных Ведомостей, по представленной от Его Преосвященства программе, и утверждены Цензором Ведомостей Ректор Иркутской Семинарии Архимандрит Дорофей, а Редактором Протоиерей Прокопий Громов.


№ 3 (12 января)

Указами Святейшаго Правительствующаго Синода закрыты в Иркутской Епархии Духовныя правления, от 23 сентября 1861 года Киренское и Верхнеудинское, а от 28 августа 1862 года Нерчинское, с переводом штатнаго их содержания на усилие средств содержания канцелярии Иркутской Духовной Консистории.

Ко исполнению по Иркутской Епархии

По резолюции Его Преосвященства, всех церквей Иркутской Епархии причты обязываются немедленно донести чрез своих Благочинных Иркутской Духовной Консистории, не настоит ли где надобность в экземплярах Высочайше утвержденной инструкции для церковных старост, и о том, сколько именно в какую церковь потребно экземпляров.

Иркутская паства под управлением архиереев тобольских

За скудостию фактов, которые должны бы уяснить тот период времени, когда возникавшее при слиянии Ангары и Иркута Христианство не имело еще своего ближайшего Архипастыря, — остается, только в покрытие пробела на страницах событий, ограничиться легким, по необходимости мало отчетливым очерком сего времени. Иркутск в делах духовных состоял под зависимостью семи Архиереев Тобольских. Они суть:

I. Архиепископ Симеон

После перваго Архиепископа Киприана, с определением котораго в Тобольск в 1620 году получила начало Сибирская Иерархия, и после следовавших за ним Архиепископов Макария, Нектария, Герасима, Симеон был пятый Архиепископ Тобольский и всей Сибири. Он произведен в Епископа 1651 года марта 9 дня из Калужских Игуменов, и правил Тобольскою Епархиею 13 лет. Стало быть, Иркутское зимовье поставлено Похабовым при впадении в Ангару Иркута, и передвижение казаков на правой ангарский берег было в управление Архиепископа Симеона. Начало построения первой в Иркутском остроге Церкви деревянной, во Имя Нерукотворнаго Образа, Иркутская летопись относит к 1672 году. Трудно представить, чтобы казачьи дружины и другие набожные переселенцы на берега Ангары могли обходиться в течение 20 лет без молитвеннаго дома. Еще непонятнее, как Тобольский Владыка мог смотреть равнодушно на известное ему многолюдное заселение Христианское, в течение нескольких лет неустроившее у себя Церкви! За неимением положительных фактов к разрешению сих недоумений, можно прибегнуть к местам параллельным. Завладев каким-нибудь отдаленным углом Сибири, покорители прежде всего просили у правительства пособия на заведение в покоренном месте Церкви Божией. Но затруднительность сообщений между сими местами и административною властию в столице, вне которой подобныя дела, требовавшия издержек от казны, не решались, — сношения Синода с Сенатом, и наоборот, за тем неисполнительность на месте получения разрешений, происходившая или от неумения, лил от небрежности, или от совершенной невозможности выполнить предписанное, представляли такия неудобства, для устранения которых требовались долгие сроки. Не мудрено, что и первые основатели Иркутска, имевшие в руках топоры и под боком лес, могли срубить Церковное здание, — но за всем остальным, что нужно для православнаго Храма, и за иконами, и за ризницею, и за утварью, и за свечами, и за мукою, и за церковным вином, не говоря о колоколах, они должны были обращаться к правительству, которое само, при всей готовности оказать содействие, не находило возможности одолеть трудностей, главным образом заключавшихся в неустройстве дорог. Вот по таким-то, можно полагать, причинам не было устроено чрез долгое время в иркутском остроге церкви. Жители острога могли довольствоваться в крайности какою-нибудь часовнею, — за чтецами же и певцами дело не могло останавливаться, — сюда шли со всей России и монахи и церковники, и всякаго рода грамотеи. А книги церковныя? – Что и в них не было недостатка, можно судить по тому, что в то время каждый грамотный мирянин позажиточнее старался запастись кругом церковных книг для своего келейнаго правила. В доказательство сего сохранился в Иркутской Спасской церкви осьмогласник (книга в лист), содержащий в себе Воскресную и седьмичную службу на все восемь гласов. На книге по листам следующая подпись: Лета от сотворения мира 7206 (1698) октября в 4 день купил сию книгу завомую шестоднев в обиталище свое на потребу келейнаго правила и имя свое подписал преображенскаго приказу подьячий Федор Лепендин, денег дано 41 алтын 4 деньги (1 р. 25 к.).

После этого, мера влияния Тобольскаго Архиепископа Симеона на возникавшую Иркутскую церковь остается пока в нерешенном историею вопросе.


№ 29 (20 июля)

Забайкальская выставка

Сего июля 12 числа мы проводили из Иркутска в Россию Сановника, Его Превосходительство, г. Военнаго Забайкальскаго Губернатора и Председательствовшаго в совете Восточной Сибири, Евгения Михайловича Жуковскаго, который при мягком и общительном сердце, был для Забайкалья примерно справедливым и попечительным начальником, а что всего выше, особенно в наше время, он был прибежным сыном Православной церкви, и глубоко-уважительным к Ея установлениям. Не можем не занести день этой разлуки в Иркутския Епархиальныя Ведомости, да хранят навсегда память о много-споспешествовавшем и их изданию, Евгений Михайлович. Убеждения, какими он был проникнут в отношении распространения Света Христова и света грамотности за Байкалом, и живое тому и другому содействие, принесут плоды свои, пожиная которые, не раз молитвенно поблагодарит Его Восточно-Сибирская церковь.

А заботливость его о Забайкальском крае всегда будет памятна тою, устроенною им в 1862 году в г. Чите выставкою, которая указала нам на важные недостатки в сельском хозяйстве, прежде сего мало замечаемые, и следовательно возбудить желание поправить их; указала самые способы исправления, следовательно ими и воспользуемся; поощрила наградами, без различия званий и пола, усердных деятелей по сельской хозяйственности, а это возбудит к трудолюбию и прочих; и наконец вполне ознакомила с хозяйственным и производительным бытом этой страны не только далеких от нея сынов России, да и нас ея соседей, живущих по сю сторону Байкала, а между тем, откровенно сознаемся, остававшихся в этом отношении при понятиях о Забайкалье темных и сбивчивых.

Но не сторонняя ли наша признательность Евгению Михайловичу за учреждение выставки? Отнюдь не сторонняя. Известно, что ныне требуется и от нашей Епархии отзыв об улучшении быта духовенства, стало быть, и Забайкальскаго; теперь же предложен и нашей Епархии вопрос о способах улучшения порядка свечной продажи с указанием возможности или невозможности приобретения воска и свеч на месте; сверх сего в нашу Епархию вызываются на служение из Великороссийских Епархий молодые священники с семействами, и жребий служения большей части из вызываемых достанется в Забайкалье, ознакомиться с которым, разве не первый вопрос решившихся сюда ехать? И уяснению всех трех задач много поможет известность о производительности Забайкальского края, подробно выясненной в напечатанном в сем 1863 году в Иркутске Описании первой Забайкальской Выставки.

Из сего описания узнаем мы, что главное занятие жителей Забайкальской Области составляет хлебопашество – а главные виды хлеба суть: ярица обыкновенная и так называемая Египетская, в меньшем количестве рожь, овес различных сортов, из коих обратил на себя внимание представленный на выставку Нерчинско-Заводским Протоиереем Боголюбским, так названный овес-великан по величине своей соломы, пшеница сибирская и польская – кубанка, ячмень и гречиха. Разводится и конопля в небольшем количестве, и в самом ничтожном – лен. Вообще же хлебопашество в нецветущем положении.

Узнаем, что огородничество в Забайкальской Области находится в весьма жалком состоянии. Огороды содержатся небрежно, и не только лучшие сорты овощей почти неизвестны, но даже и количество разводимых овощей недостаточно для населения. Причины этого частию в климатических условиях, а главное – в несознании еще Забайкальскими жителями всей пользы огородничества.

В настоящее время там сеют капусту, картофель, свеклу, лук, горчицу, и табак сибирский (тютюн) и отчасти черкасский. В некоторых южных местах Забайкалья разводятся и арбузы, но в ничтожном количестве для собственного употребления.

Садоводство, можно сказать, в Забайкалье не существует. Климатическия условия препятствуют тому: ранние морозы губят фруктовыя деревья в цвету. Но зато Забайкалье очень богато дикорастущими ягодами: смородиной, моховкой, голубицей, малиной, княженикой, облепихой, рябиной и друг., также и дикой яблонью, плоды которой очень мелки, с лесной орех, и не особенно вкусны (*), хотя и очень любимы сибиряками.

Есть в Забайкалье и пчеловодство, начавшееся с Чинданта, куда командовавший здесь конною бригадою войсковой старшина Барон Будберг выписал в 1859 году, на войсковыя суммы, 20 ульев из Красноярска и в 1861 году увеличил их до 148, в которых добыто меда 31 пуд, и воску 1 пуд 10 фунтов, на 322 рубля. После сего пчеловодство началось и в окрестностях Чинданта, и по р. Унде, и в окрестностях Читы (до 60 ульев).

Забайкалье не может пожаловаться на недостаток скота. По отчету за 1861 год было (исключая горнаго округа):

Лошадей около 315400

Рогатаго скота до 422700

Овец простых 857000

Овец тонкорунных 550

Свиней около 69400

Верблюдов до 5150

Оленей 900

Коз около 65800

Но и скотоводство в жалком положении. Все причины этаго сходятся в одном – в недостатке разумных оснований скотоводственнаго устройства.

В большом количестве добываются здесь пушные меха. Но выделка их, отчасти за неимением дуба и след. дубильных материалов, заменяемых тальниковою корою, а главным образом вследствие неуменья, очень плоха.

В Забайкалье выделываются: крупичатая и картофельная мука; есть заводы: кожевенный, мыловаренный, свечной (сальный), стекляный, канатный. Добывание смолы и скипидара появилось здесь весьма недавно. Молочное хозяйство, несмотря на обилие скота, в состоянии жалком. Молочные продукты изготовляются только для домашняго употребления, и те без надлежащей чистоты. Оттого коровье масло в Чите бывает от 9 до 12, а за Нерчинском не ниже 6 и 7 рублей за пуд. Шерсти овечьей и верблюжей там много, так что Инородцами ежегодно употребляется оной на войлочныя юрты (**) до 33 тысяч пудов, на 66 тысяч рублей, но правильнаго собиранья и мытья шерсти не существует. Только купец Истомин довел мериносовую шерсть то того совершенства, что она признана на выставке не уступающею выделываемой в России.

Но до какой степени Забайкальская область бедна железом, это видно из того, что всевозможныя изделия, начиная с гвоздя, везутся из-за четыре с лишком тысячи верст, с Урала; цены на железо доходят в Чите до 9 рублей пуд полосоваго, тогда как в нынешнем году нашли не безвыгодным привезти в Кяхту чрез Тяньцзинь и Пекин, следовательно – значительное пространство на вьюках, 2000 пудов английскаго железа, и продавать его в Кяхте по 4 р. 80 копеек.

Вот что и еще многое мы узнали от Забайкальской выставки о Забайкалье, устроить которую пришла первая мысль Евгению Михайловичу.

Благополучный ему путь!

(*) Плоды яблони называются в Сибири не яблоками, а также яблонью. Настоящим образом поспевают и делаются чрезвычайно мягкими осенью, когда их охватит несколько иньев. И в этом виде они чрезвычайно вкусны, а главное, безвредны и при большом употреблении. – Ред.

(**) В темноте этих юрт, которых насчитывается за Байкалом до 20 т., живут монголобуряты, люди добрые, но еще не познавшие Света Христова. А известно, что монголобуряты, с принятием христианства признают необходимым и изменять кочевый быт свой на оседлый. Поспешите Пастыри и учители церкви, пособите военныя и гражданския власти, обратить этих обитателей юрт к христианству, и стало быть, к принятию русскаго быта, тогда даже экономическая часть Забайкалья от сбыта шерсти на существенныя надобности, вместо напрасной траты на устроение юрт, много выиграет.


№ 37 (14 сентября)

Его Высокопреосвященство, Преосвященнейший Парфений Архиепископ Иркутский и Нерчинский, получил от Его Высокопревосходительства, г. Исправл. д. Генерал Губернатора Восточной Сибири М. С. Карсакова следующее отношение от 31 августа сего года за № 3274:

«По поводу настоящих событий Наказный Атаман Забайкальскаго казачьяго войска Генерал-Лейтенант Жуковский просил меня повергнуть Его Императорскому Величеству выражение верноподданических чувств ввереннаго ему Забайкальскаго казачьяго войска.

Представляя этот адрес г. Военному Министру для всеподданейшаго доклада Государю Императору, я счел священною обязанностью своею присовокупить, что не только казачьи и прочия регулярныя войска Восточной Сибири, всегда верные своему долгу и присяге, но и все сословия жителей ввереннаго управлению моему края, не уступят никому в преданности Государю и Отечеству, столь единодушно заявляемой со всех концов нашей обширной Империи.

Государь Император по всеподданейшему докладу Военнаго Министра письма моего и адреса Забайкальскаго казачьяго войска Высочайше повелеть соизволил: благодарить все сословия ввереннаго управлению моему края за преданность их престолу и Отечеству, а адрес войска напечатать.

О чем Вашему Высокопреосвященству для сведения имею честь сообщить».

***

В следствие представления правления Иркутской Семинарии и ходатайства Казанскаго Академическаго Правления об открытии класса рисования в Нерчинском Духовном Училище, Святейший Синод, приняв во внимание, с одной стороны, ту пользу, какою может сопровождаться приобретение воспитанниками Духовно-Учебных заведений познаний в живописи, с другой стороны, что преподавание искусства рисования в Нерчинском Духовном Училище берет на себя безмездно учитель Нерчинскаго Гражданскаго Училища Прокопий Рязанцев, а расход на бумагу, карандаши и другия принадлежности по этому классу принимает почетный блюститель по хозяйственной части означеннаго Училища, определением от 3 июля сего года, разрешил открыть в Нерчинском Училище класс рисования для учеников, желающих обучаться живописи, с назначением одного класса в неделю.

Удовлетворение обета

Забайкальскаго пешаго казачьяго войска № 7 Баталиона казаки чрез г. Баталионнаго Командира от 10 июля прислали к Его Высокопреосвященству просьбу, в которой изложили, что весною сего 1863 года до июня была у них чрезмерная засуха; поля и луга и самые леса почернели, без признаков оживления. К тому селения их были окружены со всех сторон палами, так что от дыма и смрада трудно было дышать. Развилась тифозная горячка, опустошавшая целые домы. Общая смерть грозила и людям и скоту. Все это привело их к сознанию грехов своих, за которые карал их гнев Правосуднаго, и они обратились с раскаянием к Нему же Благосердому за помощию. Сходили в село Торгинское на поклонение местночтимой Иконе Знамения Божией Матери, и попросили обнести ее по селениям Баталионным.

Когда же Святая Икона была несена к ним, то малые и старые, все бежали во сретение Ей, и падали пред Заступницею с молитвою о ходатайстве за грешных. И что же? Лишь только обнесли по селениям Икону, Господь послал на землю благотворный дождь сряду в течении трех суток, и, в это время, дивны дела Господни! вся природа ожила, и поля, и луга и леса позеленели, огни погасли, всюду распространился благотворный воздух.

В избытке сердечной благодарности к Господу Богу и к Заступнице Небесной, они, в память избавления от явной смерти, полагают обет ежегодно ходить в село Торгинское и приносить оттуда к 15 числу мая Икону Знамения Божией Матери, и испрашивают на это Архипастырское Благословение – каковое и дано им 26 августа сего 1863 года.


← Газета «Иркутские епархиальные ведомости»

Мой комментарий