Кто же был кавалером?

Время от времени я просматриваю номера «Иркутских епархиальных ведомостей», чтобы пополнить базу данных «Православные церкви». В № 33 за 1865 г. есть заметка об открытии попечительства при Ундинской Покровской церкви (село Ундино-Поселье Балейского района), а в ней — неожиданная находка:

«Ундинской Покровской церкви Благочинный священник Сергий Марков от 26 апреля донес Его Высокопреосвященству, что прихожане сей церкви изъявили свое согласие на учреждение попечительства при приходской своей церкви и избрали из среды своей: — председателем попечительства № 8-го Бат. З. К. Войска деревни Сарбактуйской младшего урядника и кавалера Стефана Михайлова Пешкова…»

Эти сведения вернули меня к дискуссии, которая состоялась на форуме «Предыстория» в январе этого года и касалась «приписывания» георгиевских кавалеров к станицам и поселкам без серьезных документальных доказательств. Кто же был одним из первых кавалеров ЗКВ — Степан Егорович Пешков из Шараная или Степан Михайлович Пешков из Сарбактуя?


Заметка из «Иркутских епархиальных ведомостей» полностью:

Открытие попечительства при Ундинской Покровской церкви - Иркутские Епархиальные Ведомости, 1865, №33

Комментарии

  1. В целом к работе В. Апрелкова и его соавторов есть вот какое замечание: у несведущего читателя может сложиться впечатление, что в книгах о георгиевских кавалерах ЗКВ представлена информация о всех забайкальцах, принимавших участие в военных кампаниях начала XX века и получавших награды. Но книги эти, как ни странно, имеют сословный характер — они посвящены представителям казачьего сословия. А забайкальские крестьяне, мещане и духовенство, которые служили в регулярной армии и также получали награды, по большей части оставлены за рамками издания.

    В предисловии к тому «Георгиевские кавалеры ЗКВ во Второй Отечественной войне 1914-1918 годов» Г. Жеребцов вскользь затронул этот вопрос: «А впереди вырисовывается тема, начатая в 3-м томе под заголовком «Плечом к плечу с казаками». Есть задумка рассказать о боевом подвиге… наших земляков, которые не относились к казачьему сословию».

    В этом же томе есть одна цветная вклейка в фотографиями, озаглавленная «Земляки забайкальских казаков». На ней восемь фото: А. Н. Мальцева из Дульдурги, П. Г. Верхотурова из Монастырского, М. Д. Иванова из Олинска, Н. Д. Антипина из Уненкера, В. П. Лоскутникова из Гутая, П. И. Деменского из Нового Олова, Н. М. Кибасова из Нерчинска и Е. Г. Карпова из Красночикойского района. Также есть фото памятника полному георгиевскому кавалеру А. П. Думнову, который установили в его родном селе Тарбагатай. Все эти люди — не-казаки, «земляки», те, кто «плечом к плечу» с казаками.

    Если действительно будет доработка и перевыпуск всех томов о георгиевских кавалерах, то от сословного принципа следовало бы отказаться. Ведь забайкальцы — это не только казаки.

  2. Что касается «трудов» Пешкова И.Г., то знакомство с ними оставляет некоторое чувство досады.
    То, что он познакомился с фондом 986 РГИА (опись 3 ,дела 760, 761), выписал имена участников военных событий в бухте Де-Кастри — неплохо. Хотя, очевидно, что его в Питер направил кто-то более осведомленный.
    Ну, а дальше начинается — бред: попытка скомпоновать весь именной список участников в алфавитном порядке (как и у Апрелкова) привела к тому, что утратилась возможность указать правильно ссылки на использованный документ. Я, зная «нелюбовь» И.Г. к ссылкам на документы — просто сломала голову. По-доброму, надо теперь, просто, посмотреть указанные в списке использованных источников документы в оригинале или в копии. Чтобы дистанцироваться от домыслов И.Г. и выяснить некоторые моменты в его статье, которые он не объяснил.

    Вообще, статья — очень сумбурная, плохо читаема, даже в печатном виде, не говоря уж и об электронной версии. Плохо выделены абзацы, ссылки размещены так, что ни что не догадаешься, к чему они относятся. Чувствуется, что отсутствие редактирования, не говоря и об авторской редакции.

    Чтобы выяснить перечень георгиевских кавалеров, мне пришлось их отдельно выписать их имена с номерами ЗОВО от № 103046 до № 103057 (включительно) — 12 человек, потом нашлись 5 человек с номерами ЗОВО от №106023 до №106027 (включительно). Потом автор сообщает о 7 казаках, которые получили повышение чина и ЗОВО (№№ которых, почему-то не указаны). Какая между этими группами награжденных разница — в статье не указано. В перечне литературы указан 3-й сборник Апрелкова, но информация в ссылке тексту не соответствует и ведет «в никуда».

    Я предположила, что в документах РГИА списки казаков могли быть скомпонованы в пределах определенных воинских формирований, но в результате «переделки» их в список в алфавитном порядке, утратился смысл документов. Автор статьи надергал имена и не факт, что он чего-то не напутал. Было бы намного лучше (и честнее!) сделать публикацию увиденных документов в их естественном виде (хотя бы их именную часть) и сделать очень осторожные комментарии. Но,автора статьи бес попутал, он же давно возомнил себя выдающимся аналитиком….
    По-моему эту статейку Пешкова надо воспринимать, как черновой (сигнальный!) материал и не относить к разряду исследовательских работ. Я бы на нее поостереглась ссылаться.

    1. Да, в этой статье много неясных мест, и ссылаться на нее сложно. Но поскольку зайти в РГИА и посмотреть оригиналы пока не получается, пользуемся тем, что есть. Для чего-то же Пешков делал эту публикацию — спасибо и на том.

  3. Про опровержение фантазий Игоря Георгиевича — верится с трудом. Поскольку другие соавторы читинского сборника доверяли ему чрезмерно. Ну, как теперь признать, что они сотрудничали с тем, у кого «не все дома»?
    Мне довелось видеть, во время первой казачьей «конференции» в Чите, насколько эти люди уверовали в свое право подавать информацию о забайкальском казачестве — только со своей точки зрения. Там они сколотили свою инициативную группу, которая подавляла любое инакомыслие. Среди этой «верхушки» главенствовал В.Перминов, известный провокатор. С его смертью окончилась вся эта вакханалия.
    Сам Апрелков болен, кто-то из др. соавторов ушел из жизни, Г.Жеребцов сейчас увлекается другими «смачными» и никем не»засиженными» проектами, чтобы усидеть в эфемерной должности «смотрящего» за краеведами. Человека, который бы конструктивно воспринимал серьезную критику и стремился донести до широкого читателя истину — там сейчас нет. Архивисты, музейщики, историки ЗабГУ — не будут вносить поправки в будущий (а, будет ли он?) сборник.

    Чтобы как-то трезво оценить достоинство информации в сборниках — нужно проверить
    первичную информацию, «отделить котлеты от мух», т.е. каждому сообщению в сборниках придать ссылки на источник информации, шире использовать родословные сведения.

  4. Очень хорошо! А, я что-то проглядела…
    А, отчего ж, опять без номеров ЗОВО разместили? Номера уже известны… Могли бы у С.Патрикеева выяснить — авторы с ним, вроде бы, сотрудничали…

    1. В статье И. Г. Пешкова «Списки забайкальцев-защитников Де-Кастри и их награды за Крымскую войну 1853-1856 годов» (Забайкальское казачество: история и современность. Материалы научно-практической конференции. — Чита, 2018. — С. 85-89):

      Пешков Степан Михайлович (награждён ЗОВО № 103057) [РГИА. Ф. 496. Оп. 3. Д. 760. Л. 7]

      Действительно, В. Апрелков и соавторы могли бы по-другому подойти к вопросу качества информации, но не подошли. И неясно, будет ли опубликовано опровержение по награде Степана Егоровича Пешкова из Шараная.

  5. Имя Степана Михайловича Пешкова вошло в дополнительный список «Первые кавалеры ЗОВО», опубликованный в последнем сборнике В. Апрелкова «Георгиевские кавалеры ЗКВ во Второй Отечественной войне 1914-1918 годов» (Чита, 2016). Список из двух имен находится на с. 686:

Мой комментарий