Репрессированные казаки из базы данных С.В. Волкова

Каширин Федор [Андреевич], р. 1896. Младший урядник. В белых войсках Восточного фронта до эвакуации Приморья. В конце 1922 — весной 1923 при группе управления в Гензане (Корея). Летом 1923 в составе 4-й сотни Атамана Семенова казачьего полка. /653–3,49/ В 1937 году проживал в деревне Кулаково Нерчинского района.

Золотухин Иван Петрович. Казак. В белых войсках Восточного фронта до эвакуации Приморья. Летом 1923 в составе 2-й сотни Атамана Семенова казачьего полка в Гензане (Корея). /653–3/ В 1937 году проживал в деревне Хила Шилкинского района.

Стуков Митрофан Никанорович. Казак. В белых войсках Восточного фронта до эвакуации Приморья. Летом 1923 в составе 2-й сотни Атамана Семенова казачьего полка в Гензане (Корея). /653–3/ В 1937 году работал на прииске Апрелково Шилкинского района.

Филиппов Иван [Архипович]. Бомбардир. В белых войсках Восточного фронта до эвакуации Приморья в составе 2-й Забайкальской казачьей дружины. В конце 1922 — весной 1923 в Гензане (Корея). Летом 1923 в составе 4-й сотни Атамана Семенова казачьего полка. /653–3,86/ В 1937 году проживал в деревне Хила Шилкинского района.

В июле 1923 года большая группа казаков, в числе которых были эти четверо, бежала из Гензана в Забайкалье. В марте 1938 года указанные казаки были расстреляны по 58-й статье. Фёдор Андреевич — мой прадед. Хотелось бы найти потомков остальных казаков.

Комментарии

  1. Поскольку ФСБ не всегда дает доступ ко всем документам в делах репресированных родственников, обмен сведениями может помочь восстановить полную картину. Алексей прав. Чем больше людей людей будут запрашивать сведения из архивов ФСБ и обмениваться этими сведениями, тем яснее будет картина того, что происходило в 1920-1930-х годах.

  2. Где можно подробнее прочитать о побеге из Гензана в 1923 году? Дело в том, что в списках есть четверо казаков Буториных, трое из них проходят в списках репрессированных по Борзинскому району с 1930 годов — Буторин Феоктист Васильевич 1900 г.р., Буторин Лаврентий Ферапонтович 1900 г.р., Буторин Пётр (Андреевич 1892 г.р. или Афанасьевич 1892 г.р.). Про четвёртого — Буторина Мануила Трофимовича, что также был в Гензане, записи в списках репрессированных отсутствуют.

    В списке указан и казак Буторин Пётр Прокопьевич 1894 г.р., участник антибольшевицкого восстания, убит в районе Хайлара 7 апреля 1933 года. В списках восстания по Борзинскому району в 1930 году записан как единственный, ушедший от преследования.

    1. Я не знаю, где можно об этом прочитать. Возможно, в делах репрессированных. Дело прадеда можно посмотреть по ссылке http://yadi.sk/d/b6buQMtkDmsiW В семье сохранились кое-какие подробности, но они представляют только семейный интерес.
      Вы пробовали ознакомиться с делами репрессированных Буториных?

      1. Спасибо.
        Хотелось бы знать, почему говориться побег из Гензана? Я предполагал, что возможно было какое то политический решение, вроде обещания амнистии, для возвращении эмигрантов, для и контроля и дальнейшего преследования.

        По делам репрессированных, только те что есть в общем доступе. Но в этих списках видимо многие отсутствуют, это понятно из личных сообщений. Имена репрессированных есть, а в списках не значатся, вероятно на 1925-30 года. Да есть отсутствие и с 1930 по 1938 года.

        В обращение в ФСБ, дали сквозь слёзы, не в полном объёме (только отмеченные страницы, общая характеристика и состав семьи) и под контролем, на одного прямого родственника, дела других родных знать НЕЛЬЗЯ!

        1. Справедливости ради, озвучу другую версию, которая пришла от нашего родственника Николая Степановича Лапшакова. Он рассказывал, что в один день ворота лагеря, в котором они жили, просто открыли и казаков отпустили на все четыре стороны. Так что про побег — не факт. А вот то, что казаки пробирались группами и без оружия и что по пути их чуть не убили хунхузы — факт.
          Хорошо бы найти родственников репрессированных и поднять расстрельные дела.

          1. Вот из этого рассказа, уже можно сделать предположение, не все могли вернуться,что значились в списках. Кто то мог погибнуть в пути, у кого не было семьи и кого никто не ждал, мог отказаться возвращаться.

            По поиску родственников репрессированных, ныне живущие ничего не ведают, кто что то знал, тех уже нет. Просишь рассказать о судьбе детях деда, — не знают даже имена. Вот так большевики загнули не далёкое прошлое. Не ведают о своих близких родственников, кои погибли в ВОВ. Все родственные связи были прерваны ссылками, тюрьмами и расстрелами, — всеобщим страхом от привалившего счастья.
            Расстрельнные дела никогда полностью не придадут огласке, картина будет до безобразия адская.

            1. Это понятно, но можно постараться запросить то, на что мы имеем право, как родственники. Я в своё время просмотрел около десятка дел, в том числе и по боковым линиям, много что смог переписать, кое-что мне отсняли сами сотрудники ФСБ. Поэтому и говорю, что хорошо бы разыскать потомков репрессированных.
              Сам Николай Степанович не пожелал возвращаться, и прадед выхлопотал официальное разрешение и отправил свою сестру, которая была женой Николая Степановича, за границу для воссоединения с мужем. В СССР они вернулись в 1954 году.

Мой комментарий