Из «Русских песен Восточной Сибири»

В дополнение к записи «А мы просо сеяли…» вариант из сборника «Русские песни Восточной Сибири» (Русские песни Восточной Сибири / Сост. В. П. Зиновьев. — Иркутск, 2006):

А мы просо сеяли, сеяли

— А мы просо сеяли,
Выйди, млада, сеяли, сеяли.
— А мы просо вытопчем, вытопчем,
Выйди, млада, вытопчем, вытопчем!
— А чем же вам вытоптать, вытоптать,
Выйди, млада, вытоптать, вытоптать?
— А мы коней запустим, запустим,
Выйди, млада, запустим, запустим!
— А мы коней – путати, путати,
Выйди, млада, путати, путати!
— А мы пути – резати, резати,
Выйди, млада, резати, резати!
— А мы дадим сто рублей, сто рублей,
Выйди, млада, сто рублей, сто рублей!
— Нам не надо тысячу, тысячу,
Выйди, млада, тысячу, тысячу!
— А чего вам надобно, надобно,
Выйди, млада, надобно, надобно?
— А нам надо девицу, девицу,
Выйди, млада, девицу, девицу!
— У девицы имя есть, имя есть,
Выйди млада, имя есть, имя есть!
— У ней имя – Верочка, Верочка,
Выйди, млада, Верочка, Верочка!
— Открывайте воротцы, воротцы,
Запускайте девицу, девицу!
— В нашем полку прибыло, прибыло,
Выйди, млада, прибыло, прибыло!
— В нашем полку убыло, убыло,
Выйди, млада, убыло, убыло.
— В нашем полку вина пьют, вина пьют,
Выйди, млада, вина пьют, вина пьют!
— В нашем полку слёзы льют, слёзы льют,
Выйди, млада, слёзы льют, слёзы льют.
— В нашем полку скакушки, скакушки,
Выйди, млада, скакушки,скакушки!
— В нашем полку плакушки, плакушки,
Выйди, млада, плакушки, плакушки.

Во время пения две цепи играющих – парни и девушки – попеременно идут навстречу друг другу. После слов «выпускайте девицу, девицу» выбранная девушка переходит в другую группу. Одна из самых известных игровых песен, включавшаяся в песенные сборники с XVIII в. Записал В.П. Зиновьев в 1974 г. от Августы Кирилловны Зиновьевой, 1919 г.р., в г. Нерчинске. 

И ещё несколько песен из этого же сборника:

На дальней пригороньке избушка стоит

На дальней пригороньке избушка стоит,
А в той большой избушечке там вдовушка живёт.
Заходят два героя, просились ночевать:
— Любезная хозяйка, пусти нас переночевать.
Она им отвечает: — [Живу сосем одна],
Я печку не топила, гостей я не ждала,
Я в поле работала, домой поздно пришла.
— Не надо нам, хозяюшка, не надо ничего,
Мы утром на рассвете опять пойдём в поход.
Хозяйка согласилась, пустила ночевать.
Герои заходили, оружием блестят.
Один герой заходит и садится за стол,
Второй герой заходит, заводит разговор:
— Давно ли ты, хозяюшка, давно живёшь одна?
— Я с сорок первого годика, как началась война,
Я мужа проводила, сыночка отдала.
— Признай, признай, любимая, ты мужа своего,
Ещё признай, любимая, родимого сынка!

Записали М. Керн и Н. Погуральская в 1976 г. от Елизаветы Демьяновны Журавлёвой в с. Унда Балейского района.

Вылетала голубина на долину

Вылетала голубина на долину,
Выроняла сизы перья на тропину.
Тяжко лежать сизу перу на тропине,
Трудно жить мне, сиротине, на чужбине,
На чужбине, на чужой на дальней сторонке.

Фрагмент известной с XVIII в. песни. Записали М. Керн и Н. Погуральская в 1976 г. от Евдокии Ермолаевны Подойницыной, 1887 г.р., в с. Подойницыно Балейского района.

Сяду я на лавочку за дубовый стол

Сяду я на лавочку за дубовый стол,
Посмотрю в окошечко – казаки идут,
Казаки идут, идут, коника ведут.
Сяду я на коника, покатаюся,
Со своим милым дружком распрощаюся:
— Прощай, милый, прощай, мой, прощай навсегда!
— А я уезжаю, ой, в дальние края,
Там меня красивая, эх, девушка ждёт –
Брови подведённые, сама чуть жива.
— Прощай, милый, прощай, мой, прощай навсегда!

Все стихи, кроме первого и последнего, повторяются. Записали М. Керн и Н. Погуральская в 1976 г. от Елизаветы Демьяновны Журавлёвой в с. Унда Балейского района.

По полю, по полюшку ехал казачок

По полю, по полюшку ехал казачок,
По полю, по чистому ехал удалой.
Проехал казак версту, проехал казак две,
Стал молиться Богу, сам сидит на коне,
Шапка на затылке, шашка на бедре,
Меткая винтовка блистала на плече.
— Как же мне плакать, как конюшке не ржать –
Завтра мы поедем с германцем воевать,
Больше не придётся в станице побывать.

Записали М. Керн и Н. Погуральская в 1976 г. от Татьяны Ивановны Чупровой в с. Подойницыно Балейского района.

Мы стояли на взморье

Мы стояли на взморье
На германском бережке.
Мы стояли и смотрели,
Как волнуется волна,
Но эти волны не простые,
А германские войска.
Пишет, пишет царь германский,
Что «я буду воевать».
Не тебе бы, царь германский,
Не тебе Россию взять.
Мы дадим пулю свинцову,
На закуску штык стальной.
Штык стальной четырёхгранный,
Он пронзит германску грудь.
Под ракитовым кусточком
Немец голову сложил,
Он не сам её сложил,
А казак саблею срубил.

Старая солдатская песня, в годы гражданской войны подвергалась переделкам. Записали Н. Андреева, Е. Какунина и М. Керн в 1975 г. от Василия Зиловича Дутова, 1899 г.р., в пос. Дарасун Карымского района.

Казак на саблю опирался

Казак на саблю опирался,
В глубокой горести стоял,
Он долго с милой, ой, да прощался,
Вздыхая, он же ей сказал:
— Не плачь, красавица, слезами
В кручине злой не пособить.
Клянусь я честью, ой, да и устами –
Люблю, вовек не изменю.
Но если изменю устами,
То должен быть наказан я:
Тогда мой верный конь да спотыкнётся,
Летя на вражество стрелой,
Уздечка браная порвётся,
И стремя лопнет под ногой,
В руке моей копьё, ой, согнётся
И сделатся, как прут гнилой.
Но я, от страха не сомлея,
Тогда явлюсь перед тобой.
Мой верный конь не спотыкнётся,
Летит на вражество стрелой,
Уздечка браная, ох, не рвётся,
И стремя зьяет под ногой,
В руке моей копьё, ох, не гнётся,
Сияет быстро над врагом.

Народная переработка стихотворения К.Н. Батюшкова «Разлука» (1914). Все чётные стихи, кроме последнего, повторяются. Записал В.П. Зиновьев в 1969 г. от Карпа Фёдоровича Васильева, 1892 г.р., в с. Пешково Нерчинского района.

По Дону гуляет, по Дону гуляет

По Дону гуляет, по Дону гуляет,
По Дону гуляет казак молодой.
Сидит дева плачет, сидит дева плачет,
Сидит дева плачет над быстрой рекой.
— О чём, дева, плачешь, о чём, дева, плачешь,
О чём, дева, плачешь, о чём слёзы льёшь?
— А как мне не плакать, а как мне не плакать,
А как мне не плакать, слёз горьких не лить?
Цыганка гадала, цыганка гадала,
Цыганка гадала, за руку брала.
Брала, говорила, брала, говорила,
Брала, говорила: — Несчастная ты!
Утонешь ты, дева, утонешь ты, дева,
Утонешь ты, дева, в день свадьбы своей!
— Не верь ты цыганам, не верь ты цыганам,
Не верь ты цыганам – цыгане всё врут.
Отец мой богатый, отец мой богатый,
Отец мой богатый, он выстроит мост,
Мост длинный чугунный, мост длинный чугунный,
Мост длинный чугунный – на тысячу вёрст.
Вот тронулся поезд, вот тронулся поезд,
Вот тронулся поезд – обрушился мост.
Жених оглянулся, жених оглянулся,
Жених оглянулся – невесты уж нет.

Чётные стихи повторяются. Записали В.П. Зиновьев, Л. Кобелева, Л. Кропотова, В. Кузнецова, л. Москвитина в 1969 г. от Дарьи Даниловны Тупицыной, 1896 г.р., в с. Калинино Нерчинского района.

Скакал казак через долину

Скакал казак через долину –
Кольцо блистало на руке.
Кольцо красотка подарила,
Когда казак пошёл в поход.
Она дарила, говорила:
— Твоею буду через год!
Вот год прошёл – казак стремился,
В село родное поскакал.
Скакал он день, вторые сутки,
Завидел край своё ль да село,
Завидел край своё селенья –
Заныло сердце ретиво.
Там у ворот стоит старушка
И шепетливо говорит:
— Напрасно ты, казак, стремился,
Напрасно мучаешь коня:
Тебе красотка изменила,
Другому сердце отдала.
И повернул казак налево
И тем же следом поскакал.

Одна из самых известных в Забайкалье новых баллад. Все двустишия, кроме двух первых, повторяются. Записал В.П. Зиновьев в 1976 г. от Александры Фёдоровны Зиминой, 1910 г.р., в с. Деревцово Шелопугинского района.

Почти все тексты этой песни, записанные в Забайкалье, близки между собой, в некоторых после первого стиха добавляется: «через маньчжурские края (степя, поля)», «через китайские поля», «через сибирские края» — вероятно, песня получила распространение после Русско-японской войны.

***

О составителе сборника Валерии Петровиче Зиновьеве можно почитать по ссылке: http://www.slovo.isu.ru/application/pages/read/zinovyev-valery-petrovich

Мой комментарий