Волки, лоси, тарбаганы…

Отрывок из монографии Л.В. Машановой «Русская хозяйственная колонизация Забайкалья в конце XVII– начале XVIII века» (1999 г.), стр. 74-75:

На местных рынках находила спрос и продукция кожевенного промысла служилых, посадских людей и крестьян. Так, в 1702 г. в таможенных книгах зафиксировано 7 явок служилых людей, которые продали 32 дубленых кожи и 37 половинок сохатинных (лосиных). В июне того же года служилый человек Аргунского острога Афанасий Тобол продал в Нерчинске в розь «домашней своей работы 8 дубленых кож за 8 руб.». В августе месяце 1702 г. продал Семен Васильев выделки «дубленых» и «мякотных» кож на 24 руб. (РГАДА, Сибирский приказ, кн. 472, кн. 1340).

В 1706 г. зафиксировано 11 явок служилых людей, которые продали 6050 тарбаганьих шкур, 20 половинок сохатинных, 13 волчьих шкур. В июле 1706 г. с нерчинского жителя Якова Баранова «с его промыслу с 200 тарбаганьих шкур с 2-х рублев десятой пошлины по гривны взято». В июле того же года продал нерчинский служилый человек Никита Кибирев своей выделки 300 тарбаганьих шкур и 7 волчьих шкур за 5 рублей (Там же, кн. 1474).

Среди нерчинских служилых людей по количеству проданных шкур выделялся Алексей Портнягин. В 1706 г. он продал в Нерчинске 600 тарбаганьих шкур, в 1708 г. – 1000 тарбаганьих шкур, в 1714 г. – 200 тарбаганьих шкур (Там же, кн. 1474).

«Нерчинский житель Яков Баранов» в этом отрывке — фигура таинственная. Может быть, он и пашенный крестьянин Урульгинской слободы Яков Баранов — один и тот же человек? Но Яков Баранов, сын Ивана Барана, был поверстан вместе с братом в пашню в апреле 1706 г., а здесь продажа состоялась летом того же года. Пока вопрос остается открытым.

А вот служилый Никита Кибирев — фигура не таинственная и очень интересная. О нем в следующих записях.

***

Памятник тарбагану в Улан-Баторе:

Мой комментарий