Из старых газет: «Проходили по селу казаки»

Когда я слышу слово «казак», передо мной возникает образ высокого старика, довольно стройного, с белой бородой, в фуражке с желтым околышком и сломанным козырьком. На нем брюки с желтыми лампасами.

Увидя его, моя мать восклицала: «Идет отец!» Открывалась калитка, и во двор входил старик. Он у нас бывал не часто. Поздоровавшись, садился у поленницы на чурку. А мать уже спешила к нему с ломтем хлеба или калачем, стаканом чая, а иногда – и стопкой водки. Дед, снимая фуражку, говорил: «Благодарствую».

Обычно его посещение заканчивалось песней, некоторые слова которой запомнились мне:
«Для урядника лихого,
Для Ефима Бочкарева
Сделай латочку жаркого
Мерою в аршин…»

В это время его правая нога отбивала такт, лицо светлело улыбкой, а руки тянулись ко мне.

Знал я о своем деде то, что он живет очень скудно и имеет прозвище «очаковский», чем немало гордился.

В моей памяти сохранился образ и другого казака, Алексея, нашего соседа. Он имел лошадей, скот, сеял хлеб. Одним словом, занимался сельским хозяйством, выполняя все работы силами только своей семьи. Трудился Алексей, не особенно обращая внимание на праздники. А если уж отдыхал, то для всей ребятни соседских семей это праздник был вдвойне.

Все мы в такой день шли к церковно-приходской школе, где была так называемая «гимнастика». Там стояли лестницы – вертикальная и наклонная, турник, шест, брусья и деревянная красавица – лошадь с гривой и хвостом. На спортивных снарядах казак Алексей показывал нам, мальчишкам, упражнения, нужные, как он говорил, казаку во время службы.

По гладкому шесту, перебираясь руками и ногами, он ловко поднимался до самого верху, затем туда же поднимался по наклонной лестнице, с помощью одних рук. Показывая действия казака в обращении с лошадью, Алексей преображался. Все его «уроки» — и упражнения на гимнастических снарядах, и рассказы о службе казаков, различных случаях в его жизни заставляли трепетать наши детские сердца.

Оставаясь уже одни, мы лихо скакали на своих «лошадях» по поляне за огородами с «шашкой» в руках. И не было преград, могущих остановить наше воображение. Не важно, что лошадью был таловый прут, а вместо сабли – очищенная палочка. Все эти воспоминания детских лет остались в памяти до сегодняшнего дня.

Давно не стало «гимнастики» — места сбора всей молодежи в праздничные дни. Нет давно и старого кладбища на окраине села, с его маленькой часовней, в которой в престольные праздники проводились моления. Там покоился прах первых крестьян и казаков, осваивавших просторы Забайкалья. Те места давно распаханы, построены там десятки дач, выращивают горожане на участках картофель и овощи.

Но стоит мне побывать в этих местах, как вновь встают перед глазами картины детских лет. Помню, в первые осенние дни наш дом окружили казаки. Мы, ребятишки, таращили свои глазенки на людей с погонами и кокардами на фуражках, злобно смотрящих в окна дома. Офицер подал отцу бумагу. Отец попытался прочесть написанное, но не смог – руки его тряслись. Тогда он попросил офицера изложить написанное. Офицер заорал: «Приказано тебе, большевику, собрать по всему поселку огнестрельное и холодное оружие и завтра представить все в станицу».

…По улице идет отец. Справа, слева и сзади идут пять казаков. У кого из жителей села оружие было на виду, не припрятано, — складывалось на подводу.

К вечеру сбор оружия был закончен, но конвой что-то выжидал. Вдруг подходит казак из нашего поселка и сообщает, что в двух верстах в колке прячутся до полусотни вооруженных людей. Этого оказалось достаточно, чтобы отряд оставил собранные дробовики и кремневые ружья, клинки, штыки и скорым шагом направился в станицу. А отцу наказали доставить собранное оружие самому. Были это казаки, служившие атаману Семенову. Разоружали они тех, кому не доверяли.

…У станичного правления стояла повозка, запряженная парой гнедых. Отец зашел и спросил: «Кто примет оружие, собранное в селе?» Офицер с сонным видом ткнул пальцем в сторону трех казаков: «Принесите!» Один из казаков изумленно произнес: «А ты, оказывается, дисциплинированный!»

Захватив охапками оружие из повозки, казаки двинулись в станичное правление, оставив на подводе несколько охранявшихся ими человек. И как раз в этот момент вышел казак Алексей, наш сосед. Он быстро подошел к повозке, взял штыки, дробовики и успел шепнуть оставшимся без охраны незнакомцам: «Бегите!» Мгновение – и пара гнедых мчалась к реке Унде. А в дверях станичного правления казак Алексей, нарочно демонстрирую свою «неуклюжесть», выронил из рук все оружие. Мешая выскочить из правления всполошившимся побегом пленных казакам, Алексей стоял с видом беспомощного человека. Пока вокруг смеялись и орали на него, этого замешательства было достаточно, чтобы беглецы перебрались на другой берег и скрылись в зарослях…

Закончилась гражданская война, пришли НЭП, коллективизация. Помню, односельчан заставили создавать сельскохозяйственную коммуну «Тихоокеанская звезда». Коллективизацией охватили жителей всех соседних сел – Подойницыно, Онохово, Кокуй, Бочкарево, Ёлкино, Унда, Лесково.

Я привел один эпизод из жизни отца только для того, чтобы сказать: казаки были тогда разные, в зависимости от политической грамотности, зажиточности. В обоих случаях казачество проигрывало – красные били белых, белые били красных. А кто из них остался живым, многих впоследствии ждали репрессии. Все это в полной мере пережило мое родное село Бочкарево.

В маленькой школе нашего села нас, ребятишек, учила Софья Июльевна Писарева – дочь священника. Она часто рассказывала нам о казаках, о их походах, нравах, обычаях. С увлечением говорила о многих лицах. Исторические сведения, связанные с освоением Забайкалья, с жизнью казачества, учили нас восхищаться подвигами наших предков. Мы гордились стойкостью их характера, мужеством, товариществом.

Сейчас умы общественности заняты возрождением забайкальского казачества. Считаю, что нужно показать историю и причины появления казачества в России, в частности – в Забайкалье. Надо помнить его песни, нравы, обычаи, товарищество, показать тяжелый труд людей по освоению богатейшего края, труд по охране границ и природных богатств. Все это важно знать современной молодежи. Хотя о создании казачьего круга у меня мнение не схожее, но не в этом главное. Думаю, что необходимо помнить всегда: казаки были разные.

Н. Тихоньких. Проходили по селу казаки // Балейский рабочий. 14 сентября 1991 г. С. 3.

*** *** ***

Имя автора статьи указано неполностью, но можно предположить, что воспоминания принадлежат известному в районе и крае человеку — Николаю Прокопьевичу Тихоньких. Вот статья о нем из энциклопедии «Учительская слава Забайкалья» (Чита, 2010 г.):

Н.П. Тихоньких - Учительская слава Забайкалья

Мой комментарий