Никита Осипович Кибирев — основатель Новотроицка

Составлять родословную по линии «новотроицких» предков оказалось и сложно, и увлекательно. Каждый новый архивный документ углублял историю Новотроицка на десять, двадцать, тридцать лет. Если в начале работы я думала, что село возникло в связи с открытием на Унде россыпного золота в конце 1820-х годов, то через некоторое время эта версия не подтвердилась, а корни моих предков и собственно Новотроицка пошли глубже, в восемнадцатый век.

Как и можно было ожидать, в какой-то момент история села должна была замкнуться на одном человеке или семье – его основателях. Так и случилось совсем недавно, а имя человека, положившего начало такому типичному и в то же время своеобразному забайкальскому селу, – Никита Осипович Кибирев.

Заимка Никиты Кибирева - 1714 -1734

Что известно об этом человеке?

Упоминаний ранее 1699 года о нем пока не найдено, а в этом году Микита Кибирев был рядовым нерчинским казаком с годовым окладом семь рублей с четью. Об этом есть запись в именной окладной книге (библиотека сайта).

Шесть лет спустя Никита Кибирев также продолжал нести службу, и по именной окладной книге 1705 г. он рядовой конный казак четвертой пятидесятни. Его годовой оклад составлял семь рублей с четью, шесть четей с осминою ржи, четыре чети овса и два пуда соли (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 3, лл. 110об.-111, 276об.). Интересно, что в этой же окладной книге упоминается десятник третей пятидесятни Иван Кибирев (там же, лл. 108об.-109).

Приходно-расходная книга Нерчинской воеводской канцелярии 1706 года на выплату жалованья служилым людям особенно ценна тем, что в ней записаны полные имена. Из нее мы узнаем полное имя рядового Никиты – Никита Осипов сын Кибирев, и десятника Ивана — Иван Григорьев сын Кибирев (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 4, л. 51, 55). Можно с долей уверенности предположить, что Никита и Иван были родственниками и происходили из семьи хорошо известного по первоисточникам Осипа Кибиря – пашенного крестьянина Урульгинской слободы. В 1682 году Осип прибыл в Нерчинск совместно с другими «ссыльными в пашню», в его семье на тот момент было трое сыновей (библиотека сайта). Двое из них также известны по именным книгам пашенных крестьян – это Андрей и Григорий Кибиревы, Никита же вполне мог быть третьим сыном, поверставшимся в службу еще до смерти отца. Иван Григорьев Кибирев, таким образом, — сын Григория Кибирева и племянник Никиты Кибирева.

В нерчинской таможенной книге 1708 года есть сведения, указывающие на то, чем Никита Кибирев занимался помимо государевой службы: в июле 1706 года он продал своей выделки 300 тарбаганьих шкур и 7 волчьих шкур за 5 рублей (РГАДА, 214, кн. 1474, более подробно об источнике в записи «Волки, лоси, тарбаганы…»).

Владенная выпись Нерчинского Успенского монастыря 1714 г. довольно точно указывает на место, где находилась заимка Никиты Осиповича (подробнее об источнике в записях «К истории Нерчинского Успенского монастыря. Часть 1» и «К истории Нерчинского Успенского монастыря. Часть 2»):

«В прошлом 714 г. по указу Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя Роси Самодержца, стольник и воевода Федор Родионович Качанов приказал дать данную в Ново-Успенский монастырь иеродиакону Терентию с братиею против челобитья их, по доезду сына боярскаго Степана Сенотрусова с товарищи сосмотрено-де и Ново-Успенскому монастырю под селитьбу крестьян порозжей земли и сенных покосов по Унде реке вниз, от заимки Никиты Кибирева, по обе стороны Унды реки, по речке Галгатаю вверх по правой стороне да по речке Кулинде вверх по левой стороне, да по речке Шуге вверх по обе стороны, и меж тех речек земля порозжая, а крестьян по тем урочищам можно поселить 10-ть человек, а ниже-де тех урочищ вниз по Унде по обе стороны до устья места пустыя и к пашне и к покосам негодныя, только разве можно рыбу промышлять, и о тех-де вышеписанных урочищах у того землянога осмотру никто не спорил, и велено и вышеописанными землями владеть до указу, а никуда тех земель не продавать и не закладывать».

Ревизская сказка 1721 года содержит сведения о семье Никиты Кибирева (РГАДА, ф. 214, кн. 1626, лл. 41-41об.):

От города вверх по Шилке реке…
Конной казак Иван Кибирев сказал в доме у него мужеска полу людей он Иван дватцати семи лет у него отец отставной казак Никита Кибирев пятидесяти шти лет да у него братья Осип дватцати четырех лет Сава дватцати Наум девяти да у него ж Ивана сын Григорей трех лет да престарелой убогой человек мезенец Гаврило Исаев(?) семидесяти трех лет а болше того в доме у него мужеска полу людей нет.

В это время, как видим, Никита Осипович – уже отставной казак, а его старший сын Иван мог быть приверстан в место отца. О Иване есть запись в именной окладной книге служилых людей 1723 года, его годовое жалованье был таким же, как и у Никиты Кибирева более двадцати лет назад – семь рублей с четвертью (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 12, л. 59). К 1723 году относится и запись в метрической книге Ундинской Николаевской церкви о рождении 10 сентября по ст.ст. у служилого Ивана Кибирева дочери Софии. Это можно считать указанием на то, что семья Никиты Кибирева жила на его ундинской заимке.

В именной книге 1723 года также упоминается конный казак Василий Кибирев (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 12, л. 37об.), который, скорее всего, был сыном Григория Кибирева и, соответственно, племянником Никиты Осиповича и двоюродным братом Ивана Никитовича Кибирева. По ревизской сказке 1719 г. ему двадцать два года и он еще не поверстался в службу (библиотека сайта):

Октября в 11 день паш. кр. Григорий Кибирев 60 лет, у него детей: Пётр 24 года очми слеп, Василий 22 года, Андрей 18 лет, Николай 15 лет.

Приверстан же он мог быть в место десятника Ивана Григорьевича Кибирева, возможно старшего брата, о котором нет сведений в документах 1720-1730-х годов.

Следующее упоминание Никиты Кибирева и двух его сыновей относится уже к 1748 году и находится в «Книге переписной выбывших после 1 ревизии посадских, дворовых людей, разночинцев…» (РГАДА, ф. 350, оп. 2, д 1917, л. 40):

Деревни Кибиревой разночинцов померло…
1338 Никита Кибирев
1339 У него дети Осип
1340 Сава

Таким образом, Никита Кибирев родился около 1665 года предположительно в Пурецкой волости Нижегородского уезда, в 1681-1682 годах в составе семьи отца был сослан в Нерчинск, в 1690-х годах поверстался в казачью службу. До 1714 года он отделился от братьев и, проложив тропу через Борщовочный хребет, основал собственную заимку на реке Унде, занимался охотой на волков и ловлей тарбаганов. О его браках ничего не известно, но известны дети: Иван (1694 – после 1760), Осип (1697 – между 1740 и 1746), Савва (1701 – 1724), Ксения (ок. 1703 — ?), в 1723 г. венчавшаяся со служилым Иваном Сенотрусовым в Урульгинской Николаевской церкви, и Наум (1712 – между 1751 и 1759). Сыновья Иван, Осип и Наум в разное время были служилыми людьми, а сын Савва на момент смерти был посадским. Все метрические записи, относящиеся к ним, находятся в книгах Ундинской Николаевской церкви, а это указывает на то, что дети и внуки Никиты Осиповича продолжали жить на Унде на основанной им заимке, к 1730-м годам разросшейся до деревни.

По имеющимся данным удалось составить древо потомков Никиты Кибирева — детей и внуков (изображение увеличивается щелчком мыши):

Никита Кибирев - дети и внуки - обновление 1.02.2016

Умер Никита Осипович между 1724 и 1748 годами – более точной даты пока установить не удалось. Его имя закрепилось не только в названии заимки, а позже деревни и слободы, но и в названиях двух речек – Кибиревой и Большой Кибиревой, а также тропы, идущей по их распадкам и соединяющей современные Новотроицк и Пешково. В архивном документе 1737 года было обнаружено упоминание этой тропы как «кибиревой дороги» (отрывок из описи приказчика Урульгинской слободы Ивана Лапшикова, составленной в связи с челобитной конного казака Захара Красных о пожаловании ему земель и сенных покосов — ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 28, л. 9):

«…Да вверх по Лариной речке по правую сторону от межи казачья сына Ильи Калинина которыми владеет покосами Петр Лобанов в двух местах вверх до кибиревой дороги по обе стороны на сто на пятдесят копен, да по той же Лариной речке по правую сторону вверх по паде на тритцать копен…»

Чтобы уточнить расположение «кибиревой дороги», нужно сначала разобраться с «Лариной речкой». Известен один документ, в котором упоминается речка Ларина — это описание Нерчинского уезда, составленное в 1734-1735 гг. Г.Ф. Миллером (ссылка). Сопоставляя сведения Г.Ф. Миллера с современной картой, можно прийти к выводу, что речка Ларина — это Правая Пешкова, у которой есть приток — речка Кибирева. Здесь будет уместно сослаться на сведения Л.Н. Лузгиной:

«На правом берегу Правой Пешковой, выше прииска — падь Барданиха. 

В 2-х км выше по течению — устье руч. Мохового-1. 

В 2-х км выше — устье притока Правой Пешковой — Кибиревой. 

У Кибиревой есть левый приток — Ерничный. 

От Кибиревой (Пешковой) до Новотроицка есть две тропы: по Нижней (Холбонской)- там имелось зимовье, и по новотроицкой Кибиревой

Правая Пешкова имеет два истока: Егорова (Семенова) и Колмогорчиха. 

В истоке Егоровой — две пади: Егорова и Правая (в ее истоках — Золотая сопка). 

По истоку Левой Кибиревой через урочище Шадриха уходили на ундинскую Каменку».

Итак, речек с названием «Кибирева» две — одна течет с Борщовочного хребта в Унду, другая берет начало с этого же хребта и впадает в Правую Пешкову (Ларину). Истоки обеих речек находятся неподалеку друг от друга и обе отмечены на карте 1916 г. в «Избранных трудах» А.Е. Ферсмана, и та из них, что впадает в Правую Пешкову, названа Большой Кибиревой. Возвращаясь к «кибиревой дороге» и пользуясь названиями речек как указателями, можно примерно обозначить расположение этой тропы:

Кибирева дорога

Наконец, в первой половине XIX века известность получили Кибирева гора и Кибиревские копи – месторождение топазов, расположенные рядом с «кибиревой дорогой».

Самая же лучшая память о Никите Осиповиче Кибиреве – это его потомки, которые в течение почти двухсот лет жили в Восточном Забайкалье, а затем рассеялись по России и по всему миру.

Екатерина Аникина


Опубликовано: 25.11.2014

Последнее обновление:

Комментарии

  1. О родстве Кибиревых с Лесковыми у меня одна запись:

    В ревизской сказке Усть-Жидкинской деревни на 1782 год значатся
    Евдоким Григорьевич Лесков, умер 1779 в возрасте 70 лет,
    дети..

    Семен 34 года

    Семена жена Наталья Федотовна 27 лет, взята в замужество у крестьянина Городищенской слободы Федота Кибирева,
    из дети:

    Михайла 8
    Матвей 6
    Алексей 1/2 года

    ГАЗК ф. 1, оп. 1 (о), д. 17511, л 367 об — 368об, 370 об-371

    1. Можно предположить, что речь идет о Федоте Андрееве Кибиреве (р. ок. 1734), сыне Андрея Григорьева Кибирева и внуке Григория Осипова Кибирева. Никите Осипову он приходился внучатым племянником и жил, скорее всего, в одной из деревень по р. Урульге, то есть в ведомстве Городищенской слободы.

      1. Спасибо! Добавлю Кибиревых в свое древо. Дети Семена Лескова и Натальи Кибиревых — Михаил и Матвей, а также их многочисленные потомки отметились в ревизиях 1815 и 1834.

  2. Еще одно упоминание Никиты Кибирева в старых документах. Из книги записи расходов нерчинского кружечного двора за 1701 г.:

    «Того ж числа [марта в 12 день] куплено на кружечный двор на вари пив и на винное куренье двенадцать пуд муки яришной у нерчинского служилого человека у Микиты Кибирева, а по ряде с ним Микитою за ту муку по шти алтын по четыре деньги за пуд, итого два рубли тринадцать алтын две деньги дано. Никита Кибирев за муку деньги взял, по его велению устюжанин Ивашко Евдокимов сын Лалин росписался» (РГАДА, ф. 214, кн. 1319, л. 6).

    Также в феврале 1702 г. Никита Кибирев продал на кружечный двор 105,5 пудов муки, получив от этой продажи 22 рубля 5 алтын (РГАДА, ф. 214, кн. 1319, л. 113об.). Большие деньги!

    1. Похоже, что все братья Кибиревы в начале XVIII в. активно занимались продажей муки. Вот что сообщает Л.В. Машанова о старших братьях Никиты Осиповича — Григории и Андрее:

      «Поставщиками муки для [нерчинского] винокуренного завода выступали и пашенные крестьяне. В 1702 г. зарегистрированы две явки крестьян, продано 18 пуд. 20 ф. муки, в 1703 г. – 8 явок и продано 520 пуд. муки. Поставляли муку на завод крестьяне трех деревень (Ундинской, Куенгской и Урульгинской). Следует отметить, что среди нерчинских крестьян по ежегодным значительным поставкам выделялись братья Андрей и Григорий Кибиревы. В 1702 г. у них было куплено 300 пуд. муки, в 1703 г. – 65 пуд., в 1708 г. – 95 пуд. и в 1714 г. – 74 пуд. 20 ф. муки» (Машанова Л.В. Русская хозяйственная колонизация Забайкалья в конце XVII- начале XVIII века. СПб, 1999. С. 47).

  3. В записи были обновлены изображения, в первую очередь древо потомков Никиты Кибирева.

    В документах Нерчинской приказной избы недавно была обнаружена челобитная казаков о выдаче хлебного и соляного жалованья, где среди челобитчиков упоминается Микита Кибирев (РГАДА, ф. 1142, оп. 1, д. 74, лл. 78-82). Дата на челобитной — июнь 7206 года, то есть июнь 1698 года от Р.Х. Получается, Никита Кибирев поверстался в казачью службу ранее этой даты.

  4. Интересное совпадение двух исторических персонажей: «ссыльного» Оски Кибирева и иркутского казака Гришки Кибирева (в отписке воеводе Власову десятника Кузьмы Федорова, 1682г.)

    Григорий Кибирев известен как посланник иркутских казаков монгольским ханам, откуда возвращался по Онону в Нерчинск. О его дипломатических «службах» писал иркутский родослов С.А.Гурулев.
    Может быть, действительно, в Пурецкой волости найдутся ответы на возможное их родство и они Оська «с товарищи» окажутся не таким уж «ссыльными», а, скорее, добровольцами в Даурию (в том числе — от крепостной зависимости)?

    1. Насколько я помню, Григорий Кибирев — один из первых жителей Иркутска. В интернете я не встречала информации о его происхождении и семье. Раз такой вопрос был поднят, будем искать возможные общие корни Григория и Оськи где-то в Нижегородском уезде первой половины XVII в.

Мой комментарий