Газета «Балейский рабочий», 1962 год

№ __ (24 марта)

О местных географических названиях

Многие, встречаясь с местными географическими названиями, часто интересуются – откуда оно произошло, что означает на русском языке? Найти ответы на эти вопросы людям, не знающим правил местной топонимики (топонимика – наука, изучающая происхождение географических названий. «Топос» — местность, «онима» — имя, т.е. «имена местностей»), весьма трудно, подчас просто невозможно. Трудность перевода названий заключается не только в незнании языка, но и в том, что оно часто переделано до неузнаваемости. А нередко бывает, что от старого названия остается только один корень слова. Даже местные буряты, эвенки затрудняются перевести некоторые из них.

В Ононском районе, например, есть падь Наработайчик. Название странно, не правда ли? Но, как выяснилось позднее, падь эта называлась Нарасатуйчик, и только из-за невнимательности копировщиков Нарасатуйчик превратился в Наработайчик.

Что же означает само слово Нарасатуйчик? Оказывается, в название бурятского происхождения попал русский суффикс «чик». Название Нарасун, Нарасатуй с бурятского языка на русский переводится как «сосновая». Русский же уменьшительный суффикс «чик» попал в это название потому, что падь эта меньших размеров, чем соседняя с ней, носящая название Нарасатуй. То же произошло с названием Шахтаменок. Это небольшой распадок Шахтамы.

В Балейском районе, как и вообще в Забайкалье, географические названия давались русскими, бурятами и эвенками. О происхождении бурят-монгольских и эвенкийских названий мы можем пока только догадываться, так как сами названия, возможно, претерпели ряд изменений. Так, например, название Унды по всей вероятности произошло от бурят-монгольского «дунда» — средняя, посередине, т.е. река, находящаяся между Шилкой и Борзей, посреди двух рек. Село Унда было названо так уже позднее по названию реки. Бурят-монгольского происхождения являются также Талангуй – «степная» и Сарбактуй, от «сарбалтай» — сом (рыба).

Эвенкийскими являются такие названия, как Джида, от слова «диды» — водораздел со скалистыми вершинами; Ильдикан, от «ильды» — звучный, громкий. Селения, расположенные на этой реке, получили одноименные названия, только с русскими прибавлениями слов Верхний, Средний, Нижний. Кокуй – по-эвенкийски «березовый»; Этыка от «этэки» — затылок, то есть гора, один из скатов которой круто обрывается в падь, распадок. Интересно название Куникан. Есть эвенкийское слово «кунин» — свистеть (пение птиц); суффикс «кан» при глагольной основе означает подражание. Куникан – значит «подражать свисту» или «подражать пению птиц». Что там могло свистеть, подражать пению птиц, пока остается неизвестным. Вот еще одно название: Маректа или Марикта. Мариктой называют низкорослую березу, марник.

На первый взгляд кажется ясным происхождение русских названий таких сел, как Гирюнино, Колобово, Казаково, Буторино, Матусово, Онохово, Елкино, Лесково. Они даны по фамилии людей, живших здесь. Но кто были эти люди, когда и при каких обстоятельствах дано название? Из работ известного геолога А. П. Герасимова, проводившего здесь исследования в 1895-1898 гг., известно, например, что название селению Лукино дано по фамилии золотопромышленников Лукиных.

В селах района еще живы старожилы, которые, вероятно, знают о происхождении названий сел. Топонимикой своего района могут заняться школьники-краеведы, туристы, историки. Можно сказать наперед, что на пути «охотников за названиями» встретится много интересного, увлекательного и полезного.

Как в таежных дебрях, так и в «дебрях названий» много неожиданностей. Возможно, что кое-кто не согласится с объяснением происхождения приведенных выше названий. Сомнения не исключены. Ведь делаются первые шаги в еще мало изведанное и изученное.

В. Балабанов


← Газета «Балейский рабочий»

Мой комментарий