Описание Борзинского соляного озера, составленное П. М. Черниговцевым

Источник: ГАЗК, ф. 31, оп. 1, д. 479, лл. 340-351.

Датировка: 1838 г.

Публикация: Работа П. М. Черниговцева о Борзинском соляном озере (1838) // Мясников А. В. Академия земли Даурской. Научные учреждения Нерчинского горного округа в XVIII-XIX веках. — Чита, 2012. — С. 112-120 (Приложение 12).


О Борзинском соляном озере

Географическое и топографическое положение озера. Борзинское соляное озеро находится в Нерчинском округе в пространстве, заключающемся между речкою Онон-Борзею и речкою Ононом, в которою впадает первая, а с другой стороны облегает это пространство один из главных отрогов нерчинских гор, известный под именем хребта Газимурского, и в частности Урулюнгуйского.

Озеро это отстоит от Чиндантского пограничного караула в 15 верстах к Ю.З., имеет довольно правильную элептическую окружность длиною в 1120/500, шириною 395 сажен и вокруг около 4 верст. Берега его покрыты песчаным наносом, на полуденно-западном конце есть небольшая ложбина, которая составляет продолжение лога, примыкающего к озеру, и на полуденной стороне есть подзаводня, наполняющаяся в полноводье водою.

Окрестности Борзинского соляного озера состоят из невысоких гор помянутого Газимуровского хребта. Горы или увалы эти, неправильно слученные, образуют между собою большие и малые котловины, из которых некоторые соли и покрыты только налетом сернокислого натра, в соединении с другими солями. Другие же образуют из себя озера,  наполняются пресною и соленою водою, и к числу последних и принадлежит Борзинское соляное озера, тою только разностию, что рассол одного этого озера изобилует поваренною солью, между тем, как прочие содержат в себе не чистые щелочные соли; к замечательным из таковых озер принадлежат: Цаган-Норское, Ганга-Норское и Харан-Тургун, отстоящие от Борзинского не далее 5 верст. Далее на восток находятся так называемое Большое Машут-Даван; на запад – Коючей, из которого можно добывать чистый сернокислый натр, или как называют его жители, гужир, Большая и Малая Булунда, Захай-Нор и чистые озера, а на юг озера Кулусутайское, Барон и Дзюн Тореи. По словам обывателей два последних озера образовались после осушения довольно большой низменной, известной под имянем Торейской, степи, прилегающей к китайской границе. Низменность эта имела в длину около 70 и в ширину до 35 верст и наводнилась от течения по ней речек Ималка и Ульзы, выпадающих из-за границы китайской. На всем этом пространстве, покрытом чрезвычайно толстым наносом глин и песков, лесу вовсе нет, исключай мест, прилегающих к главному отрогу гор и прибрежных к реке Онону, где растет довольно хороший строевой лиственничный и дровяной березовый лес, но урочища эти отстоят от озера не менее 40 и 70 верст; по берегам же речки Онон-Борзи растет таловый кустарник и редко топольник (душистая осокарь). Травы по причине солоноватости почвы растут весьма неизобильно и пресную воду для пищи привозят на соленое озеро из речек Онон-Борзи из 7-верстного расстояния. Место, где находится самое озеро и место около него принадлежат кочевым тунгусам и бурятам.

Геогностический обзор окрестностей Борзинского озера. Все разведки, которые были произведены до нынешнего года около Борзинского соляного озера, имели целью открытия месторождения каменной соли, или постоянных соляных источников; и так как разведки эти были вблизи самого почти озера и обыкновенными шурфами невозможно было не только достигнуть значительной глубины, но раскрыть горные породы, то по сему разведки эти не принесли никаких важных последствий; в нынешнем же году окрестности Борзинского соляного озера были осмотрены в геогностическом отношении. Горный чиновник Дрейер, которому поручено было сделать осмотр и описание, как самого озера, так и около лежащих мест, в описании своем говорил, что одни только обнажения по левому берегу Онон-Борзи руководили в определении горных пород и их связи между собою, остальное же пространство, облегченное толстым наносом, нигде не обнаружило ни одного члена своего строения, ибо большая часть шурфов пройдена была по песку и глине нового образования; в некоторых же шурфах, хотя и встречены были породы флецовые, но границы этих пород, их надлежания и их органические остатки нигде не были явственно обнаружены. Впрочем, постепенность в исследовании и замечания показывают, что весь левый берег Онон-Борзи в ближайшем пространстве к соленому озеру т. е. начиная от двух речек Клина, Шаранчи, идущих почти до самой реки Онона, принадлежит к переходной области, состоя из полного образования серой Вакхи, которая вверх по речке Онон-Борзе покоится на эврите и эвритовом порфире, а внизу до самого устья на тако­вом сланце, переходящем в глинистый.

За этим образованием непосредственно следуют породы вторичные, третичные и новейшие, начинаясь в местах, принадлежавших Ключевскому пограничному караулу, и проходят за китайскую границу.

Образование старой Вакхи, как замечает г. Дрейер, в здешних горах в большом развитии: собственно сланец, конгломерат, известняк и глинистый сланец составляют члены этой формации.

Нижний ярус занимает известняк и серая Вакха, потом конгломерат, который иногда перемежается с вакхою, на них уже полагают трауматовый и глинистый сланцы.

(…)

Когда именно открыто Борзинское соляное озеро, не известно; впрочем, по делам бывшего Нерчинского горного начальства видно, что при назначении рубежа между империями Российскою и Китайскою, в особенности при определении с обоих сторон мест в 1722 году, где должны быть пограничные караулы и маяки, Борзинское соляное озеро было уже известно; равным об­разом не найдено, когда начата была добыча из этого озера соли, какими средствами она добывалась, в каком количестве и как развозилась в места потребления. Впрочем, из старых актов, хранящихся в архиве Нерчинского Завода, видно, что в 1755 и последующих за ним годах Борзинское соляное зеро находилось в ведении Нерчинской воеводской канцелярии, что добы­ча из него соли производилась не каждый год постоянно и что для развозу ее по округе наряжались заводские крестьяне с 15-пудового воза.

Вследствии времени, когда правительство, по-видимому, обратило особенное внимание на сказанное озеро а именно: в 1769 г. именным Высочайшим указом, данным на имя иркутского губернатора, было повелено: для добычи соли командировать каждогодно из Нерчинского ведомства 50 человек с выдачею им на проход до озера и обратно в дом, считая в цене по 25 верст, по 3 коп. на день, и за нахождение при озере до садки соли по 6 коп. в день.

Потом в 1771 году по распоряжению Губернской канцелярии для добычи соли из озера при речке Шиве, расстоянием от оного в 89 верстах, зачислены были 20 семей ссыльных, приведенных из Балтийского порта, состоявшие из 27 душ мужского пока и 25 жен и девок, и один ссыльный из отпущенных из заводов Нерчинских; причем выданы были этим людям кормовые и прогонные деньги и хлебопахотные орудия. На этот же предмет в 1773 году водворены к этим поселенцам еще 3 семьи из Нерчинских казаков из 9 душ мужеского и 8 женского [пола] и из разночинцев одна семья.

Селение, где поселены означенные люди, называется Тургинское. Но как вероятно число поселенцев не достаточно было для успешной добычи соли в благоприятные к садке ее годы, то в пособие к ним приказано было прикомандировать ежегодно с 1-го мая на все лето окрестных государственных и экономических крестьян, посельщиков и даже ясачных и улусных тунгусов, всего до 50 человек, производя им плату по указу 1769 года. В 1809 году Правительствующий Сенат предписал бывшему иркутскому губернатору Толстому, для облегчения и приохочивания жителей к добыче соли и выноске ее, производить им плату по 20 коп. за пуд извлеченной из озера соли. Мера эта распространена была с 1813 года и на тургинских поселенцев, принадлежащих, собственно, к озеру для поправления состояния их.

Наблюдение за садкою соли на Борзинском соляном озере и все распоряжения по этому предмету зависело от гг. гражданских губернаторов, дей­ствовавших через казенную палату и Нерчинское управление, а с 1809 года ближайшее наблюдение за озером поручено было непосредственно Нерчинскому земскому исправнику, от которого каждогодно командировались на зеро смотритель из казачьих урядников и при нем несколько казаков.

Наконец именным Высочайшим указом, данным Правительствующему Сенату в 23 число января 1822 года, повелено: Борзинскому соляному озе­ру с приписными к нему людьми состоять в ведении бывшей Нерчинской горной экспедиции.

О садке соли в озере и о способах добычи ее. В зимнее время Борзинское соляное озеро покрывается льдом и до оттепели, т. е. до февраля или до марта никаких явлений на нем не замечается: суровость даурского клима­те оцепеняет все. Сколько бы ни изобилен был снег, но по открытии места он разносится ветрами, а песчаная почва при малейшем действии солнечной теплоты уничтожает и остальную часть его, и потому окрестности озера еще более представляют унылую степь. В конце февраля или в начале марта месяца в разных местах озера ближе к середине его начинают возвышаться небольшие ледяные бугры. При наступлении весны бугры эти разрываются, и из них истекает в озеро рассол, некогда они были постоянно на одном ме­сте, как видно и теперь из оставшихся и теперь не извергающих уже рассола, но теперь подобные бугры образуются в разных местах. Далее, когда начинают бить ключи во многих местах озера, открываются родники, из которых некоторые выдают рассол; другие же, напротив, доставляют одну пресную воду. Этими источниками наполняется Борзинское соляное озеро, и жителя­ми замечено, что чем более будет образовываться на озере бугров, тем изо­бильнее будет рассол. Когда прорвутся бугры, то видно, что они состоят из со­лоноватого ила, составляющего почву озера, и слоя льда, покрывавшего оное. По истечении из бугров воды или рассола, они упадают и замещают как ка­жется то пространство, где накапливалась истекающая жидкость. Таким же образом и родники в озере или уничтожаются сами собою, или открываются вновь, и сток их бывает вообще весьма мало приметен. Открытие родников преимущественно бывает весною и оканчивается в конце июня или июля месяцов, если погода продолжается постоянно суха; в противном случае они бывают и далее означенного времени.

Рассол, наполняющий Борзинское соляное озеро, кроме землистых нечистот, заключает в растворе своем следующие соли: хлорокислый натр, сернокислый натр, углекислый натр и небольшую часть сернокислой магнезии.

Каждая из означенных солей для растворения своего требует известное количество воды при известной температуре. Нарушение этих условий заставляет каждую из солей или находиться постоянно в растворе, или осесть из оного. Вот закон, на котором происходит процесс образования солей на Борзинском соляном озере. Итак, чтобы осели соли, надобно испарять раствор, что делается на озере посредством постоянно сухой, теплой и даже, можно сказать, жаркой погоды.

При постепенном уменьшении таким образом рассола, сперва оседают сернокислый и углекислый натр и сернокислая магнезия и образуют на дне озера слой, называемый черепом; затем рассол, очищаясь мало-помалу и выделяя из себя излишнюю воду, достигает той степени густоты, при которой образуется уже поваренная соль, при этом случае сначала показывается на растворе тончайшая пленка этой соли (набойка), потом когда объем этой набойки, следовательно и тяжесть, увеличится – она упадет на череп, и тогда атомы соли, соединяясь, образуют чистую кристаллическую поваренную соль. Толщина осевшей соли весьма редко достигает половины вершка.

Образование черепа не всегда бывает прежде оседания поваренной соли и не есть непременное условие к образованию последней: при постоянно ветреной погоде нарушается спокойствие рассола, и когда он испарится до надлежащей степени, то соли редко оседают все вместе или случается, что рассол его несет ветром к одной какой-либо стороне озера и будучи чрезвычайно густ при жаркой погоде, выделяет из себя одну поваренную соль прямо на иловатую почву озера. И потому весьма редко случается, чтобы на всем пространстве озера образовывалась соль, а большею частию она оседает по местам и ближе к середине.

Поваренная соль Борзинского озера довольно чиста, не имеет горького вкуса. Кристаллы ее весьма редко достигают 4/10 дюйма величины и редко бывают полные, что, кажется, зависит от невозможности спокойного стояния рассола во время оседания соли и от скорого образования ее.

Наполнение озера рассолом бывает каждогодно, но не в одинаковой степени, ибо зависит от изобилия источников; успешная же добыча соли бывает тогда, когда богаты ее источники и когда в полном смысле благоприятствует погода к испарению рассола. Прилагаемая при сем выписка показывает ряд годов, в которые была добываема соль и в каком количестве. Из этой выписки можно видеть, что извлечение соли со столь небольшого озера простиралось даже слишком до 85 тыс. пудов; и напротив были годы, в которые не собрано было ее нисколько. Весьма жаль, что нельзя с точностию определить, что, кроме благоприятного времени, было причиною успешной добычи соли, ибо до сих пор не было делано никаких наблюдений, не токмо над состоянием атмосферы, но даже и над температурою и степенью густоты рассола,  а потому и признак садки соли всегда ограничивался следующими за­мечаниями: воздух напитывается до такой степени газами и в особенности водохлорным, что производит головы боли; мелкие птицы, водящиеся около озера, начинают в это время пропадать; окружающие предметы покрываются тонкою соляною пылью, от образующейся на озере плеве или набойки отражаются радужные цветы; рассол в озере по временам как бы пенится; потом начинает образовываться череп.

Как скоро начнут образовываться мелкие кристаллы поваренной соли, то немедленно требуются для добычи ее приписные к озеру крестьяне из села Тургинского.

Люди эти вечером, когда жар уже пройдет, пущаются в озеро с деревянными лопатами и, чтобы не вязнуть в разжиженной иловатой почве его, надевают на ноги лыжи, потом сгребают соль в небольшие кучи и оставляют их до следующего дня, чтобы стекли и сколько можно осушились. Утром рано сгребают соль из куч в мешки и относят их на плечах в сушильные сараи. Затем, когда соль совершенно высохнет, выбрав из нее куски черепа, нечаянно попадающего вместе с солью, сдают ее с весу в магазины. Здоровый и сильный работник выносит в день соли в мешке почти пудового веса, не более 50 пудов, а в сложности обходится на человека не более 35 пудов за плату, как выше сказано, 20 коп. с пуда соли. Добытая таким образом соль развозится по Нерчинскому округу вольными вощиками по распоряжению Иркутской казенной палаты.

Сказав о причинах, благоприятствующих садке соли, должно сказать и о тех, которые не обещают добычу ее: главною причиною есть ненастье и дожди — они предвещаются сыростью воздуха, криками бакланов и появлением ласточек; но как скоро рассол в озере от выпавших дождей разжи­жет до такой степени, что в нем станут зарождаться красные черви, то этим оканчивается всяческая уже надежда на садку. На Борзинском соляном озе­ре находятся пять амбаров для складки соли и пять сушильных сараев для просушивания ее, одна изба для проживания рабочих, одна баня и дом для чиновников. Вот эти строения деревянные и кроме двух последних столь тес­ны, сколь неудобны, что совершенно не соответствуют предназначенным по­мещениям, при том так ветхи, что угрожают падением. Амбар не может по­мещать в себе более 15 тыс. пуд. соли; двери у них столь низки, пороги столь высоки, что затрудняют прохождение в особенности с мешками, нагруженными солью; закромов для соли и крылец нет. [В] сушильных сараях боковые стены выбраны для полов, дверей нет и крыши дыроваты. Дом для чиновников хотя недавно построен, но чрезвычайно холоден, неудобен. Вот эти составляют недвижимый капитал озера по цене 674 руб.

О довольствии служащих. Каждый год с того времени, как озеро поступило в ведение Нерчинского заводского начальства, отряжаются для наблюдения за добычею соли два чиновника. Им назначаются сверх окладного жалованья 100 рублей в месяц за все время, проведенное на озере, выдаются для проезда вперед и обратно казенные прогоны. Кроме того находится тут постоянно один вахтер, на ответственности которого состоит все казенное имущество, и за исправление этой должности он получает жалованье по 300 руб. на год. Для работы же командируется потребное число заводских служителей, которые содержат и караул. Люди эти получают определенное им жалованье из 24-рублевого в год оклада и по 2 пуда в месяц провианта мукою. Освещение и отапливание зданий, заготовление и доставление продовольствия и всех припасов производится со стороны казны. Для разных разъездов даются казенные лошади с полной упряжью. На все расходы при соляном озере ассигнуется Министерством финансов по 10 тыс. руб., хотя сумма эта никогда не издерживается и входит ли она в состав расходов по соляным промыслам Восточной Сибири, неизвестно. Ведомость под буквою Б показывает, какую выгоду Борзинское соляное озеро принесло в минувших 10 годах.

Мнение о Борзинском соляном озере. Замечено, что все соленые озера, находящиеся в окрестностях Борзинского озера, расположены как бы на одной линии, простирающейся от СВ на ЮЗ с небольшим отклонением в сторону. Пограничные жители уверяют, что за границею, разделяющую нашу империю от Китайской, есть кроме нескольких мелких щелочных озер два довольно больших озера, осаждающие поваренную соль, первое из этих озер называется Дабасатуй и отстоит от границы в 5 верстах, а другое Куку-Нор лежит от последнего в 40 верстах далее к ЮЗ. Куку-Нор гораздо более Дабасатуя и принимает в себя несколько ложбин из окружающих его увалов, а посредине есть источник, снабжающий это озеро рассолом. По качеству и цвету соли оно походит на Эльтонское, Дабасатуй, напротив того, хотя менее первого, но более изобилует соляными ключами и если не принимает в себя логов, зато имеет из себя исток, которым, спущая излишнюю дождливую воду, каждогодно почти осаждает соль.

Оба эти озера находятся на одной линии простирания с нашими. Все это как равно и результаты геогностического обзора, не отвергающего присутствия месторождения каменной соли в этих местах, ясно показывает что пространство, на котором рассеяны озера, некогда было огромным вместилищем соляных вод: что воды эти низвергали из себя осадки солей, которые при постепенном образовании суши покрылись горными породами и наносами, и что поверхностная вода, проходя во внутренность земли и достигая соленых низвергов, напитывается ими, стремясь от высших пунктов на нижние, доставляет их в виде соленых ключей на поверхность; и наконец, что эти же самые ключи, протекая в зимнее время под землею и будучи не в состоянии излиться сквозь замерзшую почву, поднимают ее и образуют на дне озер бугры, издающие рассол.

Соглашаясь с этим предположением и с замечаниями, которые, как выше сказано предшествуют садке соли, можно с вероятностью сказать, что изобильная добыча ее из Борзинского озера зависит от двух главнейших причин: от богатства и количества рассола, наполняющего озеро, и от благопри­ятного времени для образования садки соли.

Расположить то и другое в свою пользу ни искусство, ни опытность, кажется, не могут, и это самое было виною, что добыча соли из озера была в тече­ние с лишком 80 лет так разнообразна и непостоянна.

Известно, что озеро каждогодно пополняется рассолом и обещает большую или меньшую добычу соли, но весьма часто бывает, что лишь только станет оседать соль, дождь разрушает всю надежду на получение ее. Кроме того, неуспешная добыча соли происходит от следующих причин:

1) Приписные к озеру крестьяне 1741 ревизские души, находясь не в зависимости горного начальства, не всегда своевременно являются к озеру и при том их так мало годных к работам (167 душ), что не успевают извлечь всю соль, которая могла бы образоваться на озере. Других же работников приходит весьма мало, ибо они не знают время, когда бывает садка соли.

2) Люди, занимающиеся добычею соли, хотя и имеют на ногах лыжи, но лыжи эти не препятствуют им вязнуть в разжиженном иловатом грунте озера и еще более замедляют ход работающих.

3) Рабочие кроме деревянных лопат, весьма неудобных к снятию соли с черепа, не имеют никакого другого удобного инструмента.

4) Переноска мокрой еще соли с озера в сушильные сараи в мешках весьма неудобна и мешкотна.

5) Сушильные сараи тесны, и надобно дожидаться, покуда насыпанная в них соль просохнет, чтобы заместить ее вновь добытою.

6) Внутренность магазейнов так тесна, и двери в них так низки и малы, что рабочие, имея на плечах мешки, нагруженные солью, с трудом и потерею времени сдают соль. При развозе же соли вместо того, чтобы можно было нагребать ее в магазейнах прямо в бочки, должно вытаскивать опять мешками.

Чтобы предотвратить эти и другие неудобства, я полагаю приписных к озеру крестьян на основании именного Высочайшего указа, состоявшегося 25 января 1822 года, отдать в непосредственное ведение заводского на­чальства и учредить между ими старшину, обязанного отвечать за неполную и несвоевременную высылку крестьян на озеро.

Иметь при озере исправные термометр, барометр и ареометр, чтобы можно было делать наблюдения: как над состоянием атмосферы, так и нал степенью густоты рассола.

В случае изобильной садки соли позволить одному из чиновников от­правляться в окрестные селения для приглашения рабочих сверх кре­стьян. Для облегчения рабочих при выемке соли из озера с берегов до углублений, в которых происходит садка соли, проложить помосты, кото­рые с большею еще удобностию можно переносить с одного места на дру­гое. Давать работающим казенный инструмент, как-то: железные гребни, лопатки и тому подобное, а выноску соли мешками заменить носилками или тачками.

Сушильные сараи и магазейны построить другие со всею удобностью для помещения и сохранения соли, первые должны иметь на длинных бобах окна с подъемными ставнями, дабы, открывая их, соль скорее просыхала от движения воздуха.

Завесть при озере двое более исправные весы с потребным числом гирь.

Построить при озере небольшую кузницу и плотничную избу, чтобы избе­гать посылать инструменты для поправки и приготовлять разные деревян­ные вещи в Кличкинский рудник, лежащий в 100 верстах от озера. Рабочих по ветхости помещения перевесть в дом, занимаемый ныне чиновниками, а им выстроить удобную квартиру.

А чтобы еще более упрочить состояние соляного промысла в здешнем краю, то употреблять деятельное внимание на открытие месторождения ка­менной соли, или постоянных соляных источников; и хотя предприятие это весьма трудное и требует издержек, но при усовершенствованном ныне спо­собе Китайского бурения и прохождения артезийских колодцев, оно может увенчаться желаемым успехом.


← Опубликованные архивные документы

Мой комментарий