Предыстория советского Балея

12 апреля в Забайкальском краеведческом музее состоялась научно-практическая конференция «VI КУЗНЕЦОВСКИЕ ЧТЕНИЯ», посвященная 100-летию русской революции 1917 года. Сборник статей конференции можно загрузить на сайте музея.

Проект «Новая слобода» был представлен на конференции докладом «Предыстория советского Балея», который теперь доступен для чтения и здесь на сайте.

Аникина Е.В. Предыстория советского Балея // VI Кузнецовские чтения. Материалы межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 100-летию Великой русской революции (Чита, 12 апреля 2017 г.). – Чита, 2017.

***

Предыстория советского Балея

Из десяти городов Забайкальского края только два – Нерчинск и Чита – были возведены в статус города в дореволюционное время. Остальные восемь получили этот статус после 1917 г., хотя каждый из них имеет свою, и в некоторых случаях многолетнюю, предысторию. Город Балей – в настоящее время центр Балейского района – интересен тем, что развитие его как населенного места изучено недостаточно и заслуживает более внимательного взгляда исследователей.

В истории Балея есть три достоверных факта – это придание ему статуса города областного подчинения 31 марта 1951 г., его преобразование из рабочего поселка в город районного подчинения 17 февраля 1938 г., и создание Балейского района с последующим перемещением районного центра из села Казаково в рабочий поселок Балей в 1935 г. [11, с. 108-109]. Необходимо уточнить, что решение о преобразовании Жидкинского района в Балейский было принято президиумом Восточно-Сибирского краевого исполнительного комитета 11 февраля 1935 г., а районный центр был перемещен в Балей к осени того же года. В июне 1935 г. газета «За большевистский колхоз», ссылаясь на ТАСС Восточно-Сибирского края, так сообщала об этом решении: «Крайисполком утвердил ходатайство организаций Балейского района о перенесении районного центра из села Казаково в поселок Балей. Райисполкому предложено перевести в Балей основные организации до начала уборочной кампании, а окончательный перевод завершить к 1 ноября этого года. На расходы, связанные с организацией нового районного центра, отпущено двести тысяч рублей» [12]. Во время всесоюзной переписи 1939 г. население Балея составило 31200 человек. В послевоенное время оно снизилось до 27000-28000, что не помешало городу стать в 1970-е гг. третьим по величине в Читинской области. Резкое снижение численности населения началось в 1990-х гг., и, по данным Забайкалкрайстата на 2016 г., сейчас в Балейском районе проживает 18692, а в Балее – 11587 человек [23; 24]. Территориально город состоит из нескольких частей – это собственно Балей (Центральный), а также микрорайоны Золотая Горка, Малый Балей, Ушканка, Новотроицк, Каменка, Тасеево, Подхоз, Отмахово. На фрагменте топографической карты 1967 г. (Рис. 2) хорошо видно деление города на части, а также отсутствие территориального слияния микрорайонов.

К сожалению, история Балея до 1935 г. освещена неполно и противоречиво. В «Энциклопедии Забайкалья», например, утверждается, что до 1932 г. Балей назывался «Новотроицким промыслом», а возник в 1909 г. после отделения Каменских приисков от Казаковских. Также утверждается, что в ХIХ в. на месте города «существовало несколько приисков по добыче россыпного золота… и небольших казачьих поселков (Каменка, Избушки, Новотроицк и др.)», при этом в 1872-1918 гг. Балей был «центром Новотроицкой станицы 3-го военного отдела Забайкальского казачьего войска (ЗКВ)» [13]. Из таких сведений неясно, был ли Новотроицкий промысел отдельным населенным пунктом золотодобытчиков, или же возник в результате слияния нескольких приисков и казачьих поселков. Тем более неясно, каким образом прииск мог стать центром станицы ЗКВ, ведь административное устройство войска сложилось в более ранний период – 1850-1870-х гг. Другие энциклопедии не привносят ясности в вопрос, сообщая, что Балей «возник на месте приискового поселка Новотроицк» [18] или «возник как село Новотроицкое, при котором в 1929 г. организован промысел «Балейзолото»», в связи с чем село получило название «Новотроицкий Промысел» [16].

Работы краеведов по истории Балея не менее противоречивы. Так, М. Чупрова в статье, опубликованной к 60-летию Читинской области, пишет: «На том месте, где сейчас располагается город Балей, был пустырь. По берегам речки Сухой, пересекающей ныне центр города, росли красивые березы… Горы окаймляли долину с северо-запада и юго-запада и были покрыты деревьями. На месте нынешней Золотой горки…, начиная от березовой рощи, что у больницы, и до холбонских улиц, был лес», но тут же замечает, что «до Октябрьской революции землянки старателей, беспорядочно растянувшиеся вдоль Унды, относились к станице Новотроицкой. По приказу властей между прииском и казачьей станицей городилась изгородь (поскотина), которой земли Кабинета Его Императорского Величества отгораживались от «вольных» казачьих земель» [26]. Похоже, здесь речь идет о разных местах – о возвышенности, первоначально покрытой лесом, и о береге реки Унды, вдоль которого располагались избушки старателей. П. Говорин началом Балея считает именно эти «избушки», которые, по его мнению, были построены на землях, отнятых в 1892 г. Новотроицким золотым промыслом Кабинета Его Императорского Величества (КЕИВ) у крестьян деревни Каменской [17]. Акт об «отъеме» земель, на который ссылается П. Говорин, хранится в Государственном архиве Забайкальского края и был частично опубликован в «Хрестоматии по истории Читинской области» [25, с. 84], однако по его содержанию нельзя утверждать, что земли были действительно отняты в пользу промысла. Тем более, что старательские «избушки» могли быть стихийным поселением, административно не подчинявшимся промыслу, а значит и нет уверенности, что находились они именно на тех землях, о которых сообщается в архивном документе.

Краевед А. Букин, обратив внимание на неполноту исторических сведений, попытался ответить на вопрос о возникновении Балея, исследуя историю его микрорайонов. Работа с картами XIX в. и некоторыми документами ГАЗК позволила ему сделать вывод о том, что старейшим поселением в современных границах города является микрорайон Каменка – в первой половине XVIII в. деревня, принадлежавшая Нерчинскому Успенскому монастырю [14; 15]. У подхода А. Букина есть недостаток: сосредоточив внимание на одной из частей города, он упускает из виду роль как других микрорайонов, так и золотодобычи в развитии Балея. Однако краевед вполне справедливо замечает, что пока известно очень мало архивных документов, относящихся к истории города, а значит обнаружение новых источников разрешило бы существующие противоречия.

Такими источниками могут стать документы, выявленные в последнее время в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) и Государственном архиве Забайкальского края (ГАЗК). Во-первых, это опись вотчин Нерчинского Успенского монастыря, составленная в декабре 1763-январе 1764 гг. [10]. Текст описи включает копии «данных грамот», по которым Успенский монастырь получил в собственность земли в Нерчинском уезде. Все грамоты датированы 1714 г., и этот год можно считать датой основания деревень, в которых проживали монастырские крестьяне, включая Каменку на реке Унде. За этой деревней, в середине XVIII в. состоявшей из 6 дворов, были закреплены 220 десятин земли на правом и левом берегах Унды, в урочищах ее притоков – речек Каменки, Верхнего и Среднего Галгатая [10, л. 96]. Очевидно, что «вотчинные» земли оставались в пользовании каменских крестьян долгое время после упразднения монастыря, что подтверждает карта середины XIX в., хранящаяся в Российской государственной библиотеке (РГБ): земли в районе Каменки четко отделены от казачьих, а цифра «10» означает их принадлежность к Успенской крестьянской волости (Рис. 1). В конце XIX в. в деревне было 84 двора, в которых проживали 495 человек [21]. На карте советского периода Каменка – микрорайон города Балея (Рис. 2).

В описи монастырских вотчин 1763-1764 гг. упоминается межа, которая использовалась при отведении земель Успенскому монастырю, – заимка служилого человека Никиты Кибирева, располагавшаяся на правом берегу Унды чуть выше ее притоков Кулинды и Галгатая, ниже деревни Каменки. Анализ окладных книг начала XVIII в. [8; 9] позволил предположить, что заимка возникла около 1706 г., поскольку именно в это время Никита Кибирев перестал получать «хлебное жалованье» и перешел в категорию «служащих с пашни». В «Географическом описании Нерчинского уезда» Г.Ф. Миллера заимка Кибирева упоминается как деревня Кибирева, отстоящая от монастырской Каменки на 4 версты [22]. В 1759-1760 гг. это уже крупное поселение со 172 жителями, большинство которых были переведены в ведомство Нерчинских серебряных заводов [4]. С 1786 г. деревня стала именоваться слободой, поскольку в ней была построена и освящена Троицкая церковь [3]. В XIX в. название «Кибиревская слобода» постепенно исчезает из документов, уступая место названию «Новотроицкая». В «Сведении о населенных местностях, состоящих в округе 2-ой пешей бригады ЗКВ», датированным 1865 г., зафиксированы два названия селения – официальное «Новотроицкое» и просторечное «Кибиревское». В то время в Новотроицком насчитывалось 95 дворов и 756 жителей [1]. На карте того же периода – это селение Троицкое, где цифра «8» означает расположение в нем штаба 8-го батальона 2-ой пешей бригады ЗКВ (Рис. 1), а на карте 1967 г. – это Новотроицк, микрорайон города Балея (Рис. 2).

В «Сведении…» также содержится описание деревни Верхне-Галгатайской, в просторечии именовавшейся Тасеевой. В 1865 г. в ней насчитывалось 57 дворов и 555 человек казачьего сословия [1]. В 1916 г. поселение приобрело третье название – Ново-Георгиевское, в честь местной Георгиевской церкви [5]. На карте советского периода Верхне-Галгатайская – это Тасеево, также микрорайон города Балея (Рис. 2).

Особый интерес представляют несколько документов из фонда № 210 «Нерчинское горное правление» ГАЗК, поскольку они связаны с открытием Новотроицкого золотого промысла КЕИВ. Это, в первую очередь, письмо управляющего промыслом Иоакима Адольфовича Галеры начальнику Нерчинского горного округа В.В. Нестерову, датированное 17 апреля (ст.ст.) 1893 г. [2]. В письме управляющий сообщает о сложностях, возникших при организации промысла: казаки Новотроицкой станицы, «народ придирчивый», заявили о том, что будут «препятствовать промыслу к занятию земель, пока им принадлежащих». Конфликт возник из-за полосы земли шириной в 150 саженей (320 м), необходимость которой для промысла И.А. Галера обосновывал так: «Полоса эта… нужна из-за того, что по ней протекают речка Сухая и Ключ, по ней же построены лазарет и квартира фельдшера, а в верхней части она поросшая березняком, защищающим промысел от скверных ветров. Сверх того, невозможно, чтобы граница промысла проходила вдоль самих построек, особенно кладовой, и лазарет оставался бы за гранью» [2, л. 55об.]. Земельный спор казаков с администрацией промысла приобрел юридический характер и продолжался даже и в 1897 г. [21], но пока неизвестно, каким образом он был разрешен. Карта же Новотроицкого промысла, составленная И.А. Галерой и приложенная к письму, дает хорошее представление о первоначальном размере и расположении этого предприятия. Разрез располагался на берегу протоки реки Унды, на левом берегу речки Сухой. Выше по ее течению, примерно в 1 км от трактовой дороги, на левом берегу Сухой были построены приисковые здания, а на правом – лазарет. [2, л.л. 56об.-57]. На карте советского периода это место соответствует южному участку микрорайона Центральный (Рис. 2). В 1906 г. на средства служащих и рабочих промысла была построена деревянная церковь, освященная во имя Пророка Илии [6]. Церковь была приписной к Ложниковской Крестовоздвиженской церкви, из документов которой известно, что в 1908 г. на промысле была открыта 1-классная школа Министерства народного просвещения, а в 1914 г. промысел как населенное место состоял из 49 дворов, в которых проживали 320 человек [7].

В фонде № 210 ГАЗК также имеется «Роспись о землях селения Каменского, перешедших во владение Новотроицкого золотого промысла и следующих за оные к уплате денег», составленная 8 октября (ст.ст.) 1892 г. [2, л.л. 103-103об.]. Содержание этого документа дополняет сведения, опубликованные ранее в «Хрестоматии по истории Читинской области» [25, с. 84], а также опровергает утверждение краеведа П. Говорина о том, что Новотроицкий помысел «отобрал» земли у каменских крестьян – как минимум 26 из них получили денежные компенсации на общую сумму 486 рублей, а сельское общество за перешедшие в пользование промысла залежи, покосы и мельницы получило 225 рублей.

Период с 1917 г. по 1928 г. в истории Новотроицкого промысла исследован мало. Известно только то, что в 1917 г. предприятие, бывшее собственностью КЕИВ, подверглось национализации, а по факту разграблению, однако добыча золота была возобновлена в 1919 г. военным ведомством «правительства» Г.М. Семенова. После 1920 г. россыпное золото добывалось стихийно и кустарным способом. [20, с. 76]. Следующий этап – это восемь лет с 1928 г. по 1935 г., в течение которых было подтверждено крупное рудное месторождение золота в урочище Балейская (Золотая) Горка близ бывшего Новотроицкого промысла, начато строительство рудника и проходка штолен, заложена капитальная шахта, построены и запущены иловый завод, золото-извлекательная, а затем обогатительная фабрика, внедрена механизация проходческих работ [20, с. 77-78]. За очень короткий период времени – примерно треть всего времени существования Новотроицкого промысла КЕИВ – было создано промышленное предприятие, к концу 1930-х гг. вышедшее в лидеры советской золотодобычи. Сложно отрицать, что именно комбинат «Балейзолото» дал толчок к строительству и развитию Балея – «советского золотого городка Забайкалья», по выражению поэта Александра Жарова, побывавшего там в 1934 г. «Домики белые, оштукатуренные. Домики бревенчатые и обитые свежим пахучим тесом. В них живет основная масса рабочих краснознаменного Балея. Больница, школы, редакция и типография, гараж, мастерские, магазины вместе с большинством жилых домов вечером наполняются огнями электричества» [19], – это образ нового советского города, отторгнувшего прошлое, поднявшегося и позже пришедшего упадок вместе с уникальным государством – СССР.

Предыстория города Балея, как показано в статье, многослойна и требует более тщательного изучения по уже известным и пока не выявленным архивным документам. Тем не менее, автор считает, что не следует отождествлять промышленный Балей с его отдельными микрорайонами – старинными поселениями, чья история заслуживает отдельного внимания. Исторически справедливо было бы относить возникновение Балея к советскому периоду истории, а точнее – к концу 1920-х и началу 1930-х гг., первому этапу индустриализации СССР.

Рис. 1. Фрагмент «Карты Забайкальской области с показанием земель по ведомствам», 1860-е гг. Оригинал: Российская государственная библиотека (г. Москва), электронная версия: биб-лиотека проекта «Встреча на границе» (frontiers.loc.gov).
Рис. 2*. Фрагмент топографической карты окрестностей г. Балея, 1967 г. Указатели и текстовые пояснения нанесены автором статьи.

*Рисунок 2 увеличивается щелчком мыши.

Источники и литература:

1. ГАЗК (Государственный архив Забайкальского края). Ф. 19. Оп. 1. Д. 19.
2. ГАЗК. Ф. 210. Оп. 1. Д. 124.
3. ГАЗК. Ф. 282. Оп. 1. Д. 56.
4. ГАЗК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 21.
5. ГАЗК. Ф. 8. Оп. 1. Д. 1258.
6. ГАЗК. Ф. 8. Оп. 2. Д. 631.
7. ГАЗК. Ф. 8. Оп. 2. Д. 633.
8. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 214. Оп. 1. Д. 1631.
9. РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Д. 805.
10. РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Д. 716.
11. Балдандоржиев Ж. Б. Культурное наследие малых городов Восточного Забайкалья / Ж. Б. Балдандоржиев. – Чита: ЗабГУ, 2015.
12. Балей – новый центр района // За большевистский колхоз. – 1935. – 10 июня.
13. Балей // Энциклопедия Забайкалья. [офиц. сайт]. URL: http://encycl.chita.ru/encycl/concepts/?id=44 (дата обращения 25.01.2017).
14. Букин А. Две даты города Балея. О дате основания города / А. Букин // Балейский рабочий. – 2004. – 20 августа.
15. Букин А. О дате основания постоянного поселения на месте города Балея Читинской области / А. Букин // Предыстория. [сайт]. URL: http://predistoria.org/index.php?name=News&file=article&sid=375 (дата обращения 25.01.2017).
16. Географические названия мира: Топонимический словарь. – М.: АСТ, 2001.
17. Говорин П. Малый Балей / П. Говорин // Балейский рабочий. – 1989. – 18 февраля.
18. Города России: Энциклопедия. – М.: БРЭ, 1994.
19. Жаров А. Балей в 1934-м / А. Жаров // Забайкальский рабочий. – 1967. – 22 января.
20. Игнаткин Ю. А. Очерки золота Забайкалья / Ю. А. Игнаткин. – Чита: АНО ЦНОП, 2004.
21. Материалы высочайше учрежденной комиссии для исследования землевладения и землепользования в Забайкальской области. Вып. 1: Списки населенных мест и дач / сост. С. Черемисинов. – СПб.: 1898.
22. Миллер Г. Ф. Географическое описание и современное состояние Нерчинского уезда Иркутской провинции в Сибири / Г. Ф. Миллер // Восточная литература. [сайт]. URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Miller_5/text4.phtml?id=10306 (дата обращения: 25.01.2017).
23. Основные итоги переписей населения 1939 г., 1959 г., 1970 г., 1979 г., 1989 г., 2002 г. // Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Забайкальскому краю. [офиц. сайт]. URL: http://chita.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/chita/resources/200843804cd70ad5a74be71cb077b59e/основные+итоги+переписей+населения+на+территории+забайкалья.htm (дата обращения 1.02.2017).
24. Реестр административно-территориальных единиц и населенных пунктов Забайкаль-ского края на 01.01.2017 года // Министерство территориального развития Забайкальского края. [офиц. сайт]. URL: http://минтер.забайкальскийкрай.рф/administrativno_territorialnoe_ustroystvo_zabaykalskogo_kraya/reestry_administrativno_territorialnyh_edinic_i_naselennyh_punktov_zabaykalskogo_kraya/2017_god.html (дата обращения 1.02.2017).
25. Хрестоматия по истории Читинской области / Архивный отдел Читинского облиспол-кома; Государственный архив Читинской области. – Чита: ВСКИ, 1972.
26. Чупрова М. Прошлое Балея / М. Чупрова // Балейский рабочий. – 1997. – 1 марта.

Следующая запись
Предыдущая запись

Ответить