Чингисхан и Борщовка

О Яблоновом хребте в Забайкалье известно, что современное название ему дали русские землепроходцы в XVII веке, переняв от местных бурят имя Ябленни-Дабан (или Ябалга-Дабан). Краевед В.Ф. Балабанов в книге «В дебрях названий» писал, что  «можно считать вполне доказанным, что яблони никакого отношения к названию хребта не имеют. Исходными бурятскими словами являются ябалга (пеший) и дабан (перевал)».

В такой ситуации лингвисты говорят о субстрате — ином языке, который на данной территории предшествовал языку, доминирующему в настоящее время. Бурятское Ябленни-Дабан присутствует в доминирующем сейчас русском названии Яблоновый хребет как субстрат — «подкладка». Однако, лингвист Р.Г. Жамсаранова и в названии Ябленни-Дабан видит более древний субстрат — тюркский. Вот что она пишет в монографии «Субстрат в топонимии Восточного Забайкалья» (Чита, 2011): «Более глубокий лингвистический анализ названия Ябагальниин-Дабан позволяет связать этот топоним с описанным в современных тюркских языках географическим термином йибе — ‘горная цепь, горный хребет’…» Далее она поясняет, что к древнтюркскому слову Йибаганны, смысл которого для бурят был неясным и которое они воспринимали как имя собственное, добавилась часть дабаан, которая в бурятском означает также ‘горный хребет’. Со временем Йибаганны изменилось в соответствии с нормами бурятского языка в Ябагальни/Ябалга, и уже в такой форме было переиначено русскими в Яблоновый, Яблоневый и Яблочный.

Р.Г. Жамсаранова также обращает внимание на то, что в русских названиях хребтов Яблоновый и Борщовочный присутствует суффикс -ов-, который в русском языке имеет значение принадлежности и традиционно присоединяется к именам собственным. Поэтому она выражает сомнение в связи названия Борщовочный со словом «борщевик» (растение из вида зонтичных) и предлагает свою версию о «вероятном происхождении названия Борщовочный от антропонима Борзя/Борзин/Боорджо /бур./». Антропонимом лингвисты обозначают имя человека или группы людей, и Р.Г. Жамсаранова далее поясняет, что «антропоним Борзя/Борзин может происходить от древнего родового названия монголов Борджигин. Напомним, что… монгольский правитель Чингиз-хан по линии своей матери происходил из этого рода…»

Подтверждение своей версии Р.Г. Жамсаранова также видит в том, что топоним Борзя широко распространен в бассейнах рек Шилки и Онона, которые питаются реками, стекающими с Борщовочного хребта. А это интересным образом согласуется со схемой, которую приводят авторы краеведческого издания «Наш дом. История и природа Борзинского района» (Чита, 2000):

Схема влияния рода Борджигинов - Наш дом (история и природа Борзинского района)
Источник изображения: Наш дом. История и природа Борзинского района / А. И. Гурулев, Е. Я. Золотухина, Ю. С. Шевченко. — Чита: 2000.

Получается, что древностью своего названия может гордиться не только город Борзя, но и деревня Борщовка, расположенная на берегу реки Шилка, у северного склона Борщовочного хребта.

 

Следующая запись
Предыдущая запись

Мой комментарий