О строителях Успенской церкви

Успенская церковь с. Калинино. Фотограф А. Мясников. Источник фотографии: vk.com/id225742669

Церковь Успения Пресвятой Богородицы в селе Калинино хранит много тайн. Одной из них, по крайней мере до недавнего времени, были имена и происхождение мастеров, спланировавших и выстроивших первый каменный храм Даурии.

Историк и искусствовед Н. Крадин определил архитектурный стиль фасадов Успенского храма как «нарышкинское (московское) барокко» и тем самым утвердил среди исследователей мнение, что «церковь строили мастера-профессионалы, присланные из Москвы» (http://www.chita-eparhia.ru/enapx/new_eparh/ned/ou/). А это позволило некоторым утверждать, что мастеров в Нерчинск прислал лично царь Петр I. Вот, например, слова архитектора В. Кулеша: «Строительство ее велось с 1706 по 1712 год. А ведь это были непростые годы для России. 1709 год — Полтавская битва. Петр Первый, который решал вопросы с западной экспансией, в то же время не забывал о восточных рубежах страны. Он прислал в Забайкалье артель для строительства. Это здание сделано уникальными профессионалами того времени» (http://www.irk.aif.ru/zabaikalie/zabaikalie_details/80281).

Существует и более неожиданное мнение о приемах строителей Успенского храма. В. Эпельбаум, управляющий проектами ЗАО «Читагражданпроект» и заслуженный строитель Читинской области, заявил, что «это не сибирский и не российский прием строительства зданий». Далее он поясняет: «Такую редкую кладку фундамента гранитных природных камней размером 0,5х1 метр практиковали только строители из Средней Азии. Сверхтонкая штукатурка, то есть меньше 10 сантиметров, сделанная «по насечке» и примененная в этом историческом сооружении, о которой знали строители храма уже 300 лет назад, сегодня пришла к нам из Америки всего лишь только 20 лет назад. А сверхпрочный кирпич, примененный в Успенском… памятнике архитектуры, который современники определяют как «кирпич марки 200», в наши дни только начинает выпускаться» (http://chernyshevsk.do.am/index/tajny_drevnego_monastyrja_zabajkalja/0-18).

Прорыв в исследовании истории Успенского храма не так давно совершила Елена Сергеевна Бушуева, обнаружив в Государственном архиве Забайкальского края ранее неизвестный фрагмент «подрядного договора», в котором упоминается имя мастера, руководившего строительством храма. «Московская» версия, и раньше почти ничем не подкрепленная, была опровергнута. Согласно найденному документу, нерчинские служилые люди во главе с Никитой Титовым Варламовым на собственные средства наняли подрядчика каменного дела подмастерья «ярославца Василия Степанова сына Горяева со товарищи». Е.С. Бушуева также сообщает об участии артели Василия Горяева в строительстве Верхотурского Троицкого собора, и об архитектурном сходстве верхотурского и нерчинского храмов. Познакомиться со статьей Е. Бушуевой «История строительства Нерчинской Успенской церкви в документах Государственного архива Забайкальского края» можно здесь.

Кроме этого, Е.С. Бушуевой были найдены сведения об участии в строительстве Успенского храма жителей Нерчинского уезда. В книге «Нерчинская Успенская церковь: архитектура и внутреннее убранство начала XVIII века» (Чита, 2012) она пишет: «В процессе работы с документами удалось установить имя человека, который расписывал Царские и дьяконовские врата Успенского иконостаса. Им оказался ундинский священник Афанасий Иванов. Причем он самостоятельно «писал резные Царские двери своими красками, да положил 200 листов своего золота листового» на украшение венца Царских врат и, возможно, некоторых окладов икон. Основываясь на тексте расходной записи, гласящей: «попу Афанасию отдано для иконного письма три золотника киновари», можем предположить, что именно этот священник довершил оформление иконостаса монастырской Успенской церкви» (с. 54). Далее в этой же книге Е.С. Бушуева дополняет: «В трудоемкой работе над иконостасом талантливому служителю церкви о. Афанасию Иванову активно помогали монастырские мастера: «серебряник» Иван Золотарев и «медник» Михаил Котельников. Местные умельцы для изготовления дорогих окладов икон применяли серебро «ланное» и «ханское в слитках», а также медь и белое железо из внушительных монастырских запасов» (с. 55).

Возможно ли узнать больше об этих людях – Михаиле Котельникове, Иване Золотареве и Афанасии Иванове?

Фамилии Котельников и Золотарев говорят сами за себя – нерчинские медник и серебряник, скорее всего, унаследовали свои ремесла от отцов. Михаил Котельников, предположительно, в 1710-1720-х годах служил конную службу по Нерчинску (РГАДА, ф. 214, кн. 1621), а Иван Золотарев примерно с 1706 года был нерчинским посадским (РГАДА, ф. 214, кн. 1631).

Ундинская Николаевская церковь, в которой служил отец Афанасий Иванов, была построена и освящена примерно в то же время, что и Успенская церковь нового монастыря. Благословенная грамота и антиминс для этой церкви в Ундинской слободе были отправлены из Тобольска в конце 1714 года (Древние церковные грамоты Восточно-Сибирского края (1653-1726) и сведения о Даурской миссии, собранные миссионером архимандритом Мелетием. Казань, 1875). Отец Афанасий, скорее всего, прибыл в Нерчинский уезд немного раньше этого времени и, можно предположить, основной его задачей была работа над иконостасом вновь построенной каменной Успенской церкви. Службу в Нерчинском уезде отец Афанасий продолжил в Ундинской слободе — во время проведения I-й ревизии податного населения, в сентябре 1720 года, он подал сказку о себе и своих детях: «Нерчинского присудствия Ундинской слободы церкви Николая чудотворца священник Афанасий Попов, у него в доме мужеска полу дети его: сын Петр 14 лет, сын же Алексей 10 лет, сын Агей 5 лет, сын Сидор 2 лет» (библиотека сайта).

В 1720-1730-х годах отец Афанасий продолжал служить в той же церкви – об том есть упоминание в «Иркутских епархиальных ведомостях» (1864 г., № 23). Сын Петр это время был дьячком, а сын Алексей – пономарем. Метрические книги Ундинской церкви за 1740 и 1741 годы подписаны именами уже двух священников – Афанасия Иванова и Петра Афанасьева (ГАЗК, ф. 282, оп. 1, д. 1), а в одной из них упоминается пономарь Алексей Попов. В 1745 году Поповых в Ундинской слободе сменяет Торгинской церкви священник Федор Михайлов, вслед за ним прибывает священник Филипп Фомин Галических.

В метрических книгах Ундинской Николаевской церкви за 1749 и 1752 годы есть записи о венчании внуков отца Афанасия — пономаря Бориса Петрова Попова и дьячка Стефана Алексеева Попова (ГАЗК, ф. 282, оп. 1, д. 1). В более поздних метрических книгах упоминаются дьячка Василия Попова жена Марья Алексеева (1774 год), дьяческий сын Григорий Попов и диакона Федора Попова жена Евдокия (1786 год), священник Григорий Попов и его жена Елисавета (1797, 1804 и 1810 годы). С 1820-х годов Поповы покидают Ундинскую слободу, и, нужно отметить, Николаевская церковь, в которой первым священником был отец Афанасий, к этому времени была упразднена. К 1832 году в Ундинской слободе была построена и освящена новая каменная Преображенская церковь, частично сохранившаяся до наших дней.

Интересно мнение Е.С. Бушуевой об участии отца Афанасия в строительстве и украшении Успенской церкви: «Конечно же, определенный элемент ремесленничества при изображении отцом Афанасием ликов святых неизменно присутствовал. Его иконы, выполненные «живописным мастерством», возможно, были далеки от эстетическо-художественного качества образов, но обязаны были отвечать основным духовным принципам иконописи – «богословию в образах» и «умозрению в красках»…» (с. 55). Согласимся с Е.С. Бушуевой, добавив, что отца Афанасия Попова вполне можно считать хотя и неизвестным, но «уникальными профессионалом того времени».

Литература:

Бушуева Е.С. История строительства Нерчинской Успенской церкви в документах Государственного архива Забайкальского края // Вестник Бурятского государственного университета. – 2013. — № 7. – С. 160-163.

Бушуева Е.С. Нерчинская Успенская церковь: архитектура и внутреннее убранство (к 300-летию со дня окончания строительства и освящения. — Чита, 2012. — С. 54-55.

В оформлении записи использована фотография А. Мясникова. Источник: vk.com/id225742669

Следующая запись
Предыдущая запись

Ответить