Тихон Сараев и «соляная дорога»

Общий вид села Улятуй. Источник: albert-motsar.livejournal.com
Общий вид села Улятуй. Источник фотографии: albert-motsar.livejournal.com

В восточной части Забайкалья родовые села Сараевых находятся в Оловяннинском районе — это Улятуй, Камкай и Долгокыча. В селе Улятуй, например, одна из улиц носит название «Им. Братьев Сараевых». Уроженец села Камкай Федор Трифонович Сараев (1895-1966) — участник Гражданской войны, позднее председатель колхоза в селе Долгокыча и депутат Верховного Совета РСФСР.

В этой статье я попытаюсь ответить на два вопроса:

  • С какого времени Сараевы живут в Восточном Забайкалье?
  • Когда и при каких обстоятельствах Сараевы поселились в приононских селах?

Может показаться, что ответить на эти вопросы легко, ведь уже есть работы по истории Улятуя и отдельных его родов, написанные краеведами Я.К. Золотухиным, С.А. Гурулёвым и Г.И. Дружининой. Я.К. Золотухин полагает, что Улятуй возник в 1735-1740 годах как заимка на «соляной тележной дороге», проложенной в первой половине XVIII века от Нерчинска до Борзинского озера. Однако, пытаясь воссоздать историю отдельных старожильческих родов, эти авторы некритично подходят к семейным рассказам и легендам, явно искаженным при устной передаче. Вот какие противоречия обнаружились в ряде статей об Улятуе и его старожилах*:

  • Я.К. Золотухин сообщает, что в начале XIX века в Улятуе жили Шустовы, Сараевы, Филипповы, Золотухины, Гурулёвы, Рогалёвы, Сенотрусовы и Литвинцевы, и к началу XX века фамильный состав села практически не изменился. В другой своей работе он уточняет, что Шустовы, Сараевы, Филипповы, Золотухины, Литвинцевы и Рогалёвы прибыли в заброшенный Улятуй весной 1794 года «по этапу» из Вятской губернии. Они были помещичьими крестьянами, сосланными в Нерчинский уезд «в зачет рекрут». Гурулёвы и Сенотрусовы, по версии краеведа, прибыли позже – в 1800 году, причем для Сенотрусовых это было возвращение на прежнее место жительства, в связи с чем Я.К. Золотухин предполагает, что именно они основали заимку на р. Улятуй в 1735-1740 годах. Я.К. Золотухин нашёл косвенное подтверждение того, что шесть улятуйских фамилий имеют вятское происхождение: «…в документах Вятской губернии за 1836 год значатся деревни Шустовская, Золотухинская, Литвинцевская, села Сараевское, Филипповское, починок Рогалёвский…» В настоящее время существует более достоверный способ проверить, действительно ли указанные семьи вышли из вятских земель – электронная база данных «Книга вятских родов». В базе данных действительно есть сведения о фамилиях Шустов, Сараев, Золотухин, Рогалёв и Филиппов. Фамилии Литвинцев в этой базе данных нет. Собственно противоречивость сведений Я.К. Золотухина заключается в том, что он подтвердил место происхождения своих предков, но документально не подтвердил время их прихода в Нерчинский уезд. Без доказательств, это могло произойти в любое время в течение XVIII века без связи с указом о ссылке крестьян «в зачет рекрут». Также следует отметить, что помещичьих крестьян в Вятской губернии было мало по сравнению с крестьянами государственными.
  • В рассказе об основании Улятуя, Я.К. Золотухин опирается как на устное предание, сохранившееся в семье Шустовых, так и на некоторые сведения из метрических книг Урульгинской Николаевской и Шивиинской Знаменской церквей. Так, весной 1795 года (то есть на следующий год после переселения «вятчан» в 1794 году, хотя в других статьях он же указывает 1785 год) у переселенцев Шустовых родился сын, которого «крестить… возили в Урульгинскую слободу, в церковь Николая Чудотворца и нарекли Алимпием». Это странно, так как намного ближе к Улятую находилась Шивиинская (Тургинская) Знаменская церковь, заложенная в 1784 году. Более того, в книге 6-ой ревизии 1812 года есть сведения об Алимпии Шустове и двух его братьях – близнеце Егоре и младшем Романе, но проживали они в то время не в Улятуе, а в деревне Андронниковой ведомства Урульгинской слободы, что, кстати и может объяснить факт крещения именно в слободской церкви. Первая метрическая запись об Алимпии Шустове в книгах Шивиинской Знаменской церкви относится к 1818 году, а это косвенно указывает на переселение из прихода одной церкви в приход другой, и явно противоречит версии Я.К. Золотухина. В очередной раз краевед спешит с выводами – то, что сын Ивана Шустова был крещен в Урульгинской Николаевской церкви, не подтверждает факт проживания Шустовых в Улятуе в то время и ставит под вопрос сообщение о вятских переселенцах.
  • С.А. Гурулёв противоречит Я.К Золотухину, утверждая, что село Улятуй было основано примерно в 1741 году Золотухиными и Рогалёвыми (по версии Я.К. Золотухина, эти семьи были вятчанами и прибыли в заброшенное село в 1790-х годах). Филадрий Гурулёв в своем роду считается ссыльным пугачёвцем, который в неопределенное время оказался в деревне Гурулёво на реке Хилок, где женился на бурятке Сэсэг. В 1798 году он уже житель села Улятуй, однако С.А. Гурулёв не поясняет причину переселения и ничем не подтверждает эту дату.
  • Г.И. Дружинина, учитель истории Улятуйской средней школы, также противоречит Я.К. Золотухину, так как утверждает, что вятские переселенцы прибыли в 1794 году в не совсем «заброшенное» село – в нем на тот момент уже проживали 16 семей Шустовых, Сараевых, Филипповых, Золотухиных, Литвинцевых и Рогалёвых. Г.И. Дружинина очень подробно описывает вклад переселенцев в рост и развитие Улятуя, но при этом не называет ни одной фамилии тех самых переселенцев, отмечая при этом, что в современном Улятуе живут потомки только шести родов, уже проживавших в «заброшенном» селе к моменту прихода таинственных переселенцев.

Вывод из всего этого можно сделать только один – работы краеведов об Улятуе не содержат достоверных сведений и не могут быть использованы для изучения родословий улятуйских семей.

Более достоверно ответить на два вопроса, поставленных в начале этой статьи, помогут упоминания фамилии Сараев, найденные в различных архивных документах.

Впервые пашенный крестьянин Иван Сараев упоминается в именной книге крестьян Урульгинской слободы 1710 года. (РГАДА, ф. 214, оп. 5, д. 1978). Чем занимался этот человек до того, как «поверстался в пашню» и когда именно он оказался в Нерчинском уезде, именная книга, естественно, не сообщает. Но, опираясь на другие источники, можно предложить версию о месте его происхождения. В «Словаре уральских фамилий» А.Г. Мосина, например, отмечено, что фамилия Сараев известна на Урале с начала XVII века, а в базе данных «Книга вятских родов» есть сведения о компактном проживании Сараевых в Малмыжском уезде Вятской губернии в 1891 году, а также указание на то, что Сараевы – это новгородский род с 1500 года. Из этих фрагментов складывается возможный путь предков Ивана Сараева – Север европейской России, затем Урал, а затем Нерчинский уезд. Установить подробности их переселения практически невозможно, но Иван Сараев в Даурии стал основателем большого рода.

В 1719 году, во время проведения 1-ой ревизии податного населения, Иван Сараев также был пашенным крестьянином Урульгинской слободы, а в его семье было два сына – Савва 9 лет и Тихон 5 лет (библиотека сайта). Самому Ивану было 50 лет, но это, скорее всего, завышенный возраст, и можно предположить, что ему тогда было 40-45 лет, то есть родился он между 1674 и 1679 годом.

Осенью 1722 года у Ивана родился сын Филипп, который прожил только два года и умер осенью 1724 года. В метрических записях о рождении и смерти Филиппа имя его отца было указано полностью – Иван Стефанов Сараев. В 1722-1724 годах он также был пашенным крестьянином в ведомстве Урульгинской слободы, и метрические записи были сделаны, соответственно, в книге Урульгинской Николаевской церкви (ГАЗК, ф. 282, оп. 1, д. 1).

Сыновья Ивана Стефанова, скорее всего, жили вместе, но в силу обстоятельств их занятия были разными. Савва Иванов Сараев оставался в окладе отца – пашенного крестьянина. В ужинной книге Урульгинской слободы 1745 года за Саввой Сараевым записано 130 снопов ржи и 500 снопов ярицы, а его «оклад» тогда составлял одну десятину с осьминою государевой пашни (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 37).

Восемнадцать лет спустя, в 1763 году, в рапорте смотрителя над казенными пашнями Урульгинской слободы были указаны Александр Сараев (живший в Урульгинской слободе), а также Савва и Никита Сараевы (из деревни Улятайской) (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 90). То, что Александр был сыном Саввы Иванова, подтверждает метрическая запись от 19 апреля 1752 года (ст. ст.) о венчании первым браком крестьянского сына Александра Саввина Сараева с девицей Екатериной Корниловой Голобоковых (ГАЗК, ф. 282, оп. 1, д. 1). Кроме венчания Александра Саввина, в 1752 году в семье Сараевых произошло и другое событие: умерла Татьяна Сараева — мать Саввы и Тихона Ивановых и бабушка Александра Саввина. Запись о ее смерти была сделана в метрической книге приходской Урульгинской Николаевской церкви 10 сентября 1752 года (ст. ст.) (ГАЗК, ф. 282, оп. 1, д. 1).

Что касается Саввы и Никиты из Улятуя, то они были детьми Тихона Иванова и двоюродными братьями Александра Саввина. Подтверждается это интересным документом, который в первую очередь относится к Тихону Иванову Сараеву. В 1752 году в Нерчинской воеводской канцелярии была составлена «Ведомость о службе конных и пеших казаков… Нерчинского воеводства» (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 82). В ней сообщается, что Тихон Сараев – крестьянский сын уезда Урульгинской слободы – 9 марта 1745 года (ст. ст.) вступил в пешую казачью службу и с 1750 года находился на пограничном карауле. В 1752 году ему было 32 года (возраст расходится с данными 1-ой ревизии на 5-6 лет), читать и писать он не умел, был женат и имел трех сыновей – Савву 13 лет, Никиту 10 лет и Вукола 3 лет. Из метрической книги Урульгинской Николаевской церкви также известно, что 4 августа 1752 года (ст. ст.) у казака Тихона Сараева родилась дочь Евдокия. Как видим, младший сын Ивана Стефанова Тихон Иванов Сараев перешел в другое сословие – служилых людей. Его сыновья, однако, повторить этот путь не могли, и поэтому в 1763 году мы находим Савву и Никиту в списках пашенных крестьян деревни Улятуйской. Савве тогда было 24, а Никите — 21 год.

С 1745 году в жизнь семьи Сараевых вошла «соляная дорога», и об этом сообщает следующий документ, обнаруженный в Государственном архиве Забайкальского края (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 37):

В Нерчинскую воеводскую канцелярию от соленого озера смотрителя Тихона Сараева
Доношение
Сего ж 1745 году по указу Ее Императорского Величества определен я на соленое озеро смотрителем. Показано в указе Ее Императорского Величества определить для печатания мешков воску три фунта. О том прошу, чтобы соблаговолила Нерчинская воеводская канцелярия показанное число прислать воску для печатания мешков, в котором имеется великая нужда. О том предъявляю в Нерчинскую воеводскую канцелярию при сем доношение.
К сему доношению вместо смотрителя соленого озера Тихона Сараева его просьбою дьячок Прохор Ремезов заручил.
Июня 8 дня 1745 году.

Поскольку Тихон Сараев поступил на казачью службу в марте 1745 года, «смотрение» за добычей соли на Борзинском озере стало его первым «служебным заданием». Также интересно то, что среди крестьян, посадских и разночинцев, получавших в воеводской канцелярии «пашпорта» для поездки на озеро для вывоза соли, был и старший брат Тихона – крестьянин Урульгинской слободы Савва Сараев. 12 июня 1745 года (ст. ст.) он получил «пашпорт» № 5 для привоза в Нерчинск соли на своих десяти телегах (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 37).

Г.Ф. Миллер в «Описании Нерчинского уезда» упоминал именно такой способ привозки соли-самосадки в Нерчинск, сомневаясь в его «прозрачности»: «…Вместо того чтобы командировать казаков для доставки соли из озера, предпочитают нанимать подводы и платят за доставку каждого пуда в Нерчинск от 9-10 до 12 копеек, что без нужды увеличивает цену соли для жителей, так как к ней всегда прибавляется установленная прибыль в пользу казны. Между тем это еще вопрос, не происходит ли присвоение государственных средств при найме подвод для перевозки соли, так как от Нерчинска до соленого озера насчитывается лишь 201 верста, дорога через степь очень ровная и везде есть переправы для лошадей…»

Как бы там ни было, служба смотрителем озера могла означать как частые поездки по «соляной дороге», так и проживание на заимке, не слишком удаленной от Нерчинска и Урульгинской слободы, но и удобно расположенной на пути к озеру. Именно с этого момента можно ставить вопрос о возникновении Улятуя. Тихон Сараев, скорее всего, выполнял смотрительскую работу в течение 4-5 лет, а в 1750 году был направлен на пограничный караул. Заимка после этого могла быть заброшена, а могла стать местом жительства для его сыновей и родственников или других жителей уезда, приискивавших удобные земли для пахоты и выпасов.

К 1812 году уже заводские крестьяне Сараевы – потомки Александра Саввина, Саввы, Никиты и Вукола Тихоновых – проживали в трех местах: Урульгинской слободе, Улятуе и Камкае (ГАЗК, ф. 31, оп. 1, д. 572). К сожалению, из-за отсутствия ревизий податного населения второй половины XVIII века, составить полное и подробное родословие Сараевых пока не удается.

И, наконец, возвращаясь к вопросам, поставленным в начале этой статьи, можно сказать, что в Восточном Забайкалье, а исторически в Нерчинском уезде, Сараевы живут с начала XVIII века – с 1710-х годов. Скорее всего, в Улятуе Сараевы обосновались с конца 1740-х годов, и связано это было в первую очередь со службой Тихона Сараева на соленом озере и пограничных караулах. Этот вывод хорошо согласуется со сведениями Я.К. Золотухина о появлении заимки на «соляной дороге» в 1735-1740-х годах, но полностью противоречит его «вятской» версии о происхождении Сараевых и других старожилов Улятуя.

* Список литературы:

Гурулёв С.А. Жгущие сердца глаголы // «Не забывайте рода своего…» – Иркутск, 2015. – С. 377-387.

Гурулёв С.А. Фонетические вариации славянских фамилий в русскоязычной среде // История в лицах и поколениях. – Иркутск, 2013. – С. 6-30.

Дружинина Г.И. Станица Улятуйская // История и география Оловяннинского района. – Чита, 2004. – С. 317-323.

Золотухин Я.К. Возрождение. Улятуй – село старинное // Забайкальский рабочий. – 1989. – 5 ноября.

Золотухин Я.К. Соляная дорога. Улятуй – село старинное // Забайкальский рабочий. – 1989. – 13 октября.

Золотухин Я.К., Руденко Ю.Т. От землепроходцев до начала XX века // История и география Оловяннинского района. – Чита, 2004. – С. 96-111.

Следующая запись
Предыдущая запись

7

  1. Спасибо! Очень интересно. ДНК Лесковых указывает на примесь популяции русских Вятки среди top-10 по admixture, однако метод не говорит нам когда эта примесь возникла. С конкретным именем связать тоже пока не получается. Среди имеющихся у меня записей бракосочетаний нет фамилий, указанных Золотухиным.

    Другая странная примесь из Поволжья — линия Пенза-Сызрань, возможный источник примесей эрзя и татар. Увязать ее с конкретными именами тоже не удается.

    Легенды о ссыльных пугачевцах среди предков есть среди Лесковых Тергеня/Шелопугино, однако документов, подтверждающих это я не видел.

    1. Есть хорошие работы читинских лингвистов (например, Г.А. Христосенко, Т.Ю. Игнатович) о фонетических особенностях речи старожилов Восточного Забайкалья. Методами лингвистики, а также с привлечением архивных документов XVII-XVIII вв., они доказали, что забайкальский говор имеет севернорусское происхождение. В частности, выходцев из Вятской земли в Даурии должно было быть довольно много. Вот только переселение из Вятской губернии в конце XVIII в. остается под большим вопросом.

      Константин, насколько достоверны данные по admixture?

      1. По поводу достовености admixture всегда есть вероятность артефакта алгоритма. К сожалению, выборка у меня небольшая: всего двое Лесковых старшего поколения, которым сделан анализ ДНК. Они приходятся друг другу двоюродными братьями, оба потомки Соломониды Исаковны по прямой женской линии (Карело-Финская мтДНК H1n4). Второй — прямой потомок Агапита Лескова по мужской линии (Y-хр N1c1a), первый нет.
        Приведу наиболее вероятные top 5 популяций по admixture:

        Первый:
        1 Russian_Vyatka_R2 @ 4,332694
        2 Russian_North_R8 @ 4,784668
        3 Russian_Perm_R5 @ 4,876335
        4 Erzya_R4 @ 6,140335
        5 Russian_Yaroslavl_R2 @ 7,576739

        Второй:
        1 Tatar_Mishar_Drozzhanovskiy_R3 @ 6,923252
        2 Russian_Perm_R6 @ 7,4657
        3 Tatar_Kryashen_S3 @ 8,68799
        4 Russian_Vyatka_R4 @ 8,818966
        5 Tatar_Mishar_Bashkiria_R4 @ 9,547198

        Теперь другой алгоритм: IBD — ищет популяции с которыми наибольшее число совпадений мелких фрагментов ДНК (1-3 см)

        Первый:
        Karelian 64,41 —//Confidence: high
        Russian-West 62,38 —//Confidence: medium
        Balt 61,1 —//Confidence: high
        Ukrainian-East-and-Center 60,43 —//Confidence: medium
        Russian-South 60,33 —//Confidence: very high

        Второй:
        Veps 72,16 —//Confidence: medium
        Finnish-East 71,86 —//Confidence: high
        Russian-North-East 62,55 —//Confidence: very high
        Karelian 61,95 —//Confidence: high
        Komi 61,66 —//Confidence: very high

        По admixture у обоих общие Вятка и Пермь, по IBD Карелия. В принципе, два этих метода дополняют друг друга. Хотелось бы довести выборку хотя бы до 8-10 Лесковых разных ветвей, но видимо дорого и не всем интересно.

  2. Один из возможных вариантов происхождения Ивана Сараева:

    http://1670.ru/census/1678/ustyug/varzha/#telyachya
    РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 15047. Перепись г. Устюга и Устюжского уезда 1677–78 гг.
    (л. 372) Волость Варжа на речке на Варже
    (л. 386) Деревня Окуловская, а Телячья тож, на речке на Варже
    (в) Архангельского монастыря половник Стенька Трифанов Сараев. У него дети: Фетка, Якушко, Васка, Ивашко пяти лет, Ивашко ж трех лет.

  3. В записи исправлена ошибка. В 1763 году пашенные крестьяне Сараевы проживали в двух местах — в Урульгинской слободе (Александр Сараев, сын Саввы Иванова) и в деревне Улятайской (Савва и Никита, старшие сыновья Тихона Иванова) (ГАЗК, ф. 10, оп. 1, д. 90). Получается, что к середине XVIII века род Сараевых уже разделился на две ветви — урульгинскую и улятуевскую.

Ответить