Происхождение пашенных крестьян Ундинской слободы. Часть 1: Начало

В библиотеку сайта добавлен новый документ — «Роспись нерчинским новопашенным крестьянам», датированный 21 декабря 207 (1700) г. Речь идет о «верхотурских беглых» крестьянах, высланных в 1697 г. из Тобольска в Нерчинск для расширения государственной пашни. Часть из них, как уже было запланировано нерчинским воеводой, были поселены на реке Унда и основали таким образом Ундинскую слободу. Существует мнение, что эти крестьяне были первыми русскими поселенцами в долине Унды, но это не так и будет обсуждаться в других записях. Более точно, «нерчинские новопашенные» были первыми государственными крестьянами, начавшими планомерное хозяйственное освоение долин в среднем и верхнем течении реки Унда, а также по ее притокам речкам Талангую, Ильдикану и Ягъё.

Есть еще одно заблуждение относительно Ундинской слободы. Нередко слободой считают только само поселение с названием «Ундинская слобода» (современное с. Унда Балейского района). Однако в значительной части документов, например, в ревизии 1719 г., таковой считалась как слобода, так и окружавшие ее деревни. В современном понимании — это район.

Чулков М.Д. Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времен до настоящего и всех преимуществ, узаконений и т. д. Том 3, кн.1. 1782 г.

Путем сопоставления «Росписи нерчинским новопашенным крестьянам» и первой ревизии 1719 г. был составлен список крестьян-первопоселенцев Ундинской слободы:

  1. Михаил Матвеев Окулов, мать Ксения, братья Илья, Иван, Кузьма, жена Кузьмы Анна и их сын Василий.
  2. Иван Исаков Конев, мать Акулина, жена Евдокия, братья Конан, Яков, Захар, сестра Феодосия.
  3. Федор Леонтьев Мелетьевых (Черепанов), жена Василиса, дети Артемий и Дарья.
  4. Михаил Павлов Ваулин, жена Акулина, дети Кирилл, Сидор, Анастасия, Маремьяна и Маремьяна же.
  5. Евтифей Демьянов (Пьянков / Колобов?), жена Феодора, сын Павел.
  6. Артемий Иванов Пелменев, жена Параскева, дети Илья и Матрена.
  7. Гурий Кириллов (Мартюшев), жена Феодосия, дочь Агриппина, двоюродный брат Евтифий Семенов (Мартюшев), жена Ефтифия Анна, дядя Иван Титов (Мартюшев), жена Ивана Анна и их дети Ларион (Лаврентий), Тимофей, Неонила, жена Тимофея Христина и их дочь Дарья.
  8. Дорофей Елизаров Клементьевых (Подойницын?), жена Улита, дочь Евдокия, племянник Архип.
  9. Парфен Иванов Кокташев, жена Устинья(?), дети Фаддей, Федор, Анна.
  10. Андроник Иванов Кокташев, жена Параскева, дочь Параскева, пасынок Илья, падчерица Матрена.
  11. Василий Сергеев Колобов, дети Федот, Павел, жена Федота Агриппина, их дети Зиновий и Марфа.
  12. Даниил Фомин (Кузнецов), жена Матрена, дети Влас, Архип, Герасим.
  13. Иван Васильев Бочкарев, жена Ирина, дети Юда, Филипп, Никита, Кирилл, Агафья.
  14. Конон (Кондратий) Исаков Долматов (Шестаков), жена Феодосия, мать Ульяна, братья Евдоким, Павел, сестры Елизавета, Ирина.
  15. Леонтий Кирилов (Ушаков), жена Агафья, дети Пахом, Кирилл, Михаил (Дмитрий?), Варвара.
  16. Савва Кирилов (Ушаков), жена Марфа, дети Иван, Елисей, Калина (Клим), Мария, Дарья.
  17. Федор Демьянов Поздняков, жена Софья, мать Анна, брат Юрий, сестры Марфа, Марина, золовка Фавста(?).
  18. Ларион Яковлев Жаравлев, мать Мавра, брат Иван, сестры Параскева, Матрена, Ирина, Марфа.
  19. Савва (Семен) Васильев Матафанов, жена Акулина, дети Кузьма, Кузьма же, Софья, Агриппина, жена Кузьмы Екатерина.
  20. Иван Сысоев Казаков, жена Татьяна, дети Василий, Степан, Дорофей, Митрофан, жена Василия Матрена.
  21. Иван Федотов (Ваиспитов), мать Анна, жена Фекла, братья Олфер, Евсевий, сестра Екатерина.
  22. Ефим Козмин Кочев, жена Анна, сын Иван, жена Ивана Евдокия и их сын Сидор.
  23. Иван Екимов Пермяков, дети Иван, Ирина.
  24. Степан Силин Ушаков, дети Феоктист, Лазарь, Параскева.
  25. Тимофей Терентьев Пьянков, мать Феодосия, дети Архип и Семен.
  26. Иван Герасимов Медведев, мать Дарья, сестры Дарья, Евдокия, Евгения.
  27. Осип Андреев Медведев, жена Степанида, дочери Лукия, Марина, Ульяна, Ирина, брат Иван, жена Ивана Татьяна.
  28. Иван Ильин Поздеев, жена Екатерина, дети Савва, Василий, Максим, Мария, Дарья, жена Саввы Елизавета.
  29. Степан Васильев Ушаков, жена Евдокия, дети Сидор, Агафья, Лукия, Агафья же.
  30. Емельян Иванов Шехирев, жена Агафья, дети Никита, Василий, Иван, Ирина, Анна.
  31. Иван Иванов Шохирев, жена Параскева, дети Конон, Татьяна, Христина.
  32. Павел Андреев Коровин, жена Евдокия, брат Трофим, дядя Маркел.
  33. Григорий Федоров Лесков, мать Ефимия, брат Михаил (правильно: Митка = Дмитрий), сестры Анастасия, Степанида, Ульяна.
  34. Прокопий Яковлев Димов, жена Мария, сын Борис.
  35. Перфирий Яковлев Димов, жена Татьяна, дочери Анастасия, Анна.

Список будет уточняться и немного редактироваться, но и сейчас охватывает бОльшую часть «верхотурских беглых» крестьян, поселенных на Унде между 1699 и 1705 гг.

Согласно «Росписи нерчинским новопашенным крестьянам», не все крестьяне были сразу поселены на пашню. Из крестьян, перечисленных выше, в 7207 г. (1699 г.) были определены на пашню и к 7208 г. (1700 г.) посеяли рожь:

  1. Иван Исаков Конев
  2. Михаил Павлов Ваулин
  3. Артемий Иванов Пелменев
  4. Гурий Кириллов (Мартюшев)
  5. Евтифий Семенов (Мартюшев)
  6. Василий Сергеев Колобов
  7. Даниил Фомин (Кузнецов)
  8. Федор Демьянов Позняков
  9. Савва (Семен) Васильев Матафанов
  10. Иван Сысоев Казаков
  11. Иван Федотов (Ваиспитов)
  12. Ефим Козмин Кочев
  13. Иван Екимов Пермяков
  14. Иван Герасимов Медведев
  15. Григорий Федоров Лесков
  16. Перфирий Яковлев Димов

Цифра 16 примерно соответствует информации о том, что первоначально в слободе было 20 крестьянских дворов (из диссертации О. И. Кашик «Из истории социально-экономического развития Иркутского и Нерчинского уездов в конце XVII — начале XVIII веков»). Именно этих шестнадцать крестьян и их семьи можно считать истинными основателями Ундинской слободы.

«…Расселение прибывших верхотурских крестьян для местных властей было нелегкой задачей. Отписки воеводы Ивана Николаева [Николева] в Сибирский приказ в 1701 г. представляют отчет о проведенных им мерах по устройству переведенцев…

К 1699 г. только 30 семей «ссужены» и «пашню пашут», — писал Николаев, — «а осталые от тех, которые явились в приводе человек с 70 не поселены и десятинной пашни не пашут, для того, что в таком бесхлебном Нерчинску месте без ссуды хлебной им, пашенным крестьянам поселитца невозможно и они ныне ходят по миру с приезду и кормятца мирским подаянием … а иные трудами своими» (ЦГАДА, ф. 1121, д. 513, л. 19)…

Крестьяне не могли привезти свой скудный хозяйственный скарб, слишком длинный путь пришлось пройти и многое потерять: «животов и заводов у них никаких не явилось… скитались де они в Нерчинску лето и зиму… и пашни свои за скудостью не заводили…»

«Воевода решил выдать первой партии переселенцев 30 человекам ссуду, которую они должны были вернуть в 1701 г. Было выдано каждому по кабалам по 10 рублей денег, по 2 четверти без полуосмины ярицы, по 2 четверти ржи и на сошники, топоры, косы, серпы 5 пудов железа и 2 пуда 30 фунтов уклада» (ЦГАДА, ф. 1142, д. 73, л. 35)».

О. И. Кашик. Из истории социально-экономического развития Иркутского и Нерчинского уездов в конце XVII — начале XVIII веков. Гл. 1. С. 96.

В списке из 16 крестьян выделены 5 фамилий — Пельменев, Колобов, Казаков, Лесков, Димов. Поскольку в XVIII — XX вв. в окружении собственно Ундинской слободы существовали деревни Колобова, Казакова, Лескова, Димова (Житкинская), Пельменева, а крестьяне с такими фамилиями были среди первых поселенных на пашню, то можно предположить, что именно эти деревни были основаны ранее других. Иными словами, в 1699-1700 гг. Ундинская слобода как район сложилась из собственно слободы (около 10 дворов) и 4-5 деревень (каждая от 1 до 3 дворов).

На карте показана Ундинская слобода как район по описанию Г. Миллера 1734-1735 гг. за исключением деревень в нижнем течении Унды. Красным цветом выделены поселения, возникшие в первые годы существования слободы — 1699-1705 гг. Желтым цветом отмечена деревня Пельменева, история которой пока неясна.

Таким было начало слободы.

Екатерина Аникина


Опубликовано: 24.01.2015

Последнее обновление: 16.04.2019

12 комментариев

      1. «Речь идет о «верхотурских беглых» крестьянах, высланных в 1689 г….»
        Мне кажется, что год указан неправильно. Правильно — 1699. Нет?

  1. По моему, Вы Екатерина, уже полностью доказали и подтвердили документами историческое заселение Ундинской слободы, и расставили значения в названиях сёл. Пионерами труда, конечно могли быть только шашечные крестьяне, а они обрастали людьми других востребованных профессий.

    Может под это заселение попали и служивые, которые обзаводились землёй? На примере Алексея (других метрических записей служивых нет, только ваши), он есть в записях, как в 1994 г. служил с пашни.
    «1694 г. – В именной книге среди «рядовых что из пеших» указан Алексей Буторин, в копии этой же книги рядом с его именем стоит помета «служит с пашни» (РГАДА, ф. 214, кн. 1063, л. 380, л. 452об.)».

    В 1694 году, мог быть записан по нужде или по проводимой политике на пашню, но это не значит, что всё бросил и стал враз заниматься сельхозкультурами. А с заселением Ундинской слободы и становления села Слобода, мог распахать там частный огород. В 1694 году у него было уже двое сыновей, их на одну службу тяжело растить.

    И его сыновья старшие проходили как посадские, позже служивые. Посадские наверное на землю, имеющие какой то земляной надел.

    А после 1723 года, посадили на землю пожизненно Никиту, как младшего. Он мог помогать остальным по хозяйству и обеспечить им сытую старость.

    «1722 г. Посадской Григорей Буторин (1695 г.р.) Никифоровою дочерью Стукова девкою Анной первым браком».

    «1723 г. У посадского Афанасия Буторина (1693 г.р.) родился сын Феоктист».

    «1723 год Отставной служивый Никита Буторин (примерно 1700 г.р.) с девкою Матрёной Трифовной Криванковых повторным браком».

    «1740 г. У служилого Григорья Буторина родился сын Иван».

    Никита в свою очередь, приобретённому опыту, о заботе к своей старости, своего младшего Герасима хозяйствовать поставил. Их родственники по мужчинам, что старше уже к тому времени упокоились, что были моложе — ушли в другие караулы по долгу службы.

    1. Это не новый материал, он уже был на «Предыстории», но там как-то все приостановилось, в том числе и из-за технических проблем сайта. Моя цель — привлекая разные документы, выяснить, откуда происходили «верхотурские беглые крестьяне». Соответственно, записей с заголовком «Происхождение пашенных крестьян Ундинской слободы» будет около тридцати пяти, отдельная запись для каждой фамилии.
      Если посмотреть на то, как расселялись люди по Унде в начале-середине XVIII в., то выявляются закономерности:
      1. Никто из «верхотурских беглых» не жил ниже деревни Буториной. Эти крестьяне в основном расселялись на восток и юго-восток от слободы.
      2. Деревни в нижнем течении реки вверх до Кибиревой (Новотроицка) заселялись из Урульгинской слободы служилыми, посадскими, пашенными крестьянами, ясашными.
      3. Деревни на правом (северном) берегу Унды в основном имеют русские названия, деревни на левом (южном) берегу — местные, эвенкийского (?) происхождения.

  2. Спасибо! А есть ли списки 2й и 3й ревизий по Ундинской слободе? Меня особенно интересуют Лесковы, их жены и дети. Кстати, у Григория Лескова брата звали скорее всего Дмитрием. В ранних документах он звался Мишкой, а в 1й ревизии Дмитрием.

    1. Спасибо, внесла поправку в список. Это нередкая ошибка — рукописные «Митка» и «Мишка» очень похожи. Или в самом документе так, или я ошиблась при чтении.
      Официально 2, 3, 4 ревизий по Ундинской слободе нет (в госархиве Забайкальского края и в РГАДА Вам скорее всего скажут, что не сохранились). На самом деле кое-что есть. Я в ближайшее время дам здесь ссылки. Конкретно семьями Лесковых я не занималась, выписок по ним у меня нет, но по найденным документам можно выстроить родословные от начала XVIII века до начала XIX века.
      У Вас есть контакт с Петром Васильевичем Лесковым из Томска? У него могут быть сведения о Лесковых XIX века.

      1. Спасибо, очень бы хотелось посмотреть на эти ссылки. Мой троюродный брат Коля Кучменко проделал огромную работу в архивах по Лесковым. Он довел линию наших предков до Герасима Лескова, примерно 1740 г.р. Между Герасимом и братьями Григорием с Дмитрием — одно-два незвестных поколения.

        С Петром Лесковым из Томска я связался, кое-что прояснили, но белых пятен все-равно много.

        Отец братьев Григория и Дмитрия Лесковых — Федор (Фетка) Агапитов Лесков погиб при переходе из Тобольска в Нерчинск от побоев боярского сына Петра Мелешкина на р. Кеть. По ревизии 1719 г Григорию Лескову было 50 лет, значит его отец Федор Лесков примерно 1645-50 г.р., его отец Агапит Лесков примерно 1620 г.р.

        Бежать в Верхотурье они могли от помещиков Лесковых, у которых были имения в селах под Белозерском Новгордской губернии как минимум с 1629 года: http://www.familytree.ru/ru/census1710/perepis/1209_1_12759.htm

        Я постнул в vk на сайте Лесковых карту откуда наши ДНК маркеры. Там весь север: Карелия, Двина, Каргополь, Вычегда, Пермь, Вятка. По пути через Урал Лесковы скорее всего женились на местных — коми, вотячках и вогулках. Все эти маркеры присутствуют. Наша якутская примесь скорее всего от потомков первых казаков, осваивавщих Даурию. Они, в-основном, из Якутского острога, возили с собой ‘якуцких баб’.

        В книжке «Сердце Пармы» хорошо описано, что в Перми славяне активно мешались с уральцами еще в 15 веке.

        Из других Верхотурских беглых, Ушаковы, Титовы и Кочевы возможно из архангельских поморов.

      2. Я так понимаю, что Федор Агапитович Лесков жил перед переходом в Нерчинск в Суерской слободе, деревне Лесково. Нынешняя Суерка на Тоболе с координатами 56.254803, 66.034591. Деревни Лесковой сейчас уже нет. В той же деревне по переписи 1710 жили (http://census1710.narod.ru/perepis/214_1_1526.htm):

        Во дворе Василий Лесков 36 жена Василиса 40 сын Анисим 5 лет.

        Во дворе Мосей Лесков 40 жена Ульяна 40. дети Дементий 5. Марко 4 лет.

        Еще в Суерской слободе в деревне Калинины жили:

        Во дворе Семен Лесков 50 жена Домника 40 дети Сергей 14, Федор 2 лет.

        А также очевидно в самой Суерской слободе:
        Во дворе Прокопий Лесков 60 лет, сноха вдова Татьяна 30 дочь Офимья 6
        лет.

        Есть только один Агапит более-менее подходящего возраста без указания фамилии, но с большой вероятностью Подковыркин:
        Во двре Иван Подковыркин 25 лет, жена Лукерья 25 ж лет. Дети: Яков
        полугоду. Брат Петр 17 лет. Дядя Агапит 70 лет, мать Ирина 70 лет,
        сестра Парасковья 18 лет.
        Иван Подковыркин указ …

        У меня еще такой вопрос. Здесь: http://www.predistoria.org/forums/index.php?topic=693.75 Вы пишите, что Лесковы изначально жили в Ирбитской слободе, а в Суерскую пришли незадолго до похода в Нерчинск. Где про это можно почитать? Ирбит действительно на пути между Верхотурьем и Суеркой.

        От Суерки до Тобольска по Тоболу примерно 340 км. Похоже, крестьян для Нерчинска собирали на довольно большой территории.

  3. Из деревень описанных Миллером за 1735 год, в Урульгинской слободе выделяется деревня под названием Петлина или Долганова и в Ундинской слободе — Димово и село Слобода.

    На местах этих селений могли быть ранее казачьи посты, без постоянного проживания (зимовья).

    По Урульгинской пади на удалении, на то время от Нерчинского острога, на малой речке Джида, что в Онон впадает, — зимовьё (пост) Джида. С освоением и расширением внутренних земель необходимость в зимовье отпала и на его месте развивается село. Название произносилось по старому и новому значению. Но на остатке закрепилось первоначальное — Джида.

    «Петлина, или Долганова, на речке Джиде, которая с восточной стороны впадает в Онон, недалеко от ее устья, в 10 верстах от Макаровой и в 15 верстах от последней деревни, относящейся к Ундинской слободе — Матусовой». (Миллер)

    Тоже самое могло произойти и в названии села Димова. Первоначально был пост, зимовье, под названием Жидка (Джитка). После не надобности в военных целях, заселяется людьми созидания, но имеет старое и новое название — Димова. В последствии закрепилось первое.

    «Димова, на маленькой речке Джимке, недалеко от места ее впадения в Унду с северной стороны, в 29 верстах от предыдущей деревни Шелопугиной». (Миллер)

    Село Унда, первоночально ка военный пост, зимовье, в последующем получит новое развитие как форт пост Ундинской слободы и центр развилок дорог.

    И деревня Буторина получит жизнь ни как военный пост казачьей заимки, а наверное как казачья пашенная деревня. И основать ее мог, старший Алёшкин сын 1691 г.р. Сам Алексей если и был в здравии к тому времени, то в основном грелся у печи в селении Ундинская слобода.

  4. Здравствуйте уважаемые форумчане!уже с 2017 года ищем своих родственников по двум линиям Титов Александр Александрович — священник в Ундинской Покровской церкви и Морозов Петр Петрович 1882 года рождения — крестьянин хорошо живший, высланный из Ундино-поселья в 1930 годах в Красноярский край. Не сильно много информации мы нашли , делаем запросы в архивы в основном приходят отказы слишком мао информации, часть метрических книг по ундинской покровской церкви отсутствует в архивах. И это очень печально. Вот буквально вчера пришел ответ из ГАЗК ! опять отрицательный.Помогите пожалуйста с поисками моих предков, Есть ли в переписи крестьян ундинской слободы фамилия Морозовы. (Это может бить, Морозов Петр Петрович 1882 г.р, Морозов Александр Петрович 1881 г.р, Морозов Евгений Петрович ?, Морозов Никифор Петрович?, Морозова Олимпиада Петровна?, Морозова Александра Петровна 1884г.р., Морозов Гавриил Петрович 1885 г.р, Родители : Петр Иванович Морозов, мать Анастасия Трофимовна) ….

Написать комментарий